Андижанская бойня была связана с местной борьбой за власть

Андижанская бойня была связана с местной борьбой за власть

Андижанская бойня была связана с местной борьбой за власть

Цепь событий, кульминацией которых стала андижанская бойня в Узбекистане, была вызвана не неким заговором радикальных исламистов, а местной борьбой за власть, восходящей к 2004 г., сообщил EurasiaNet источник, располагающий подробной информацией об этих событиях.

Узбекское правительство прилагает масштабные усилия, пытаясь убедить людей внутри страны и за рубежом в том, что ответственность за насилие, охватившее Андижан 13 мая, лежит на исламских боевиках. Обвиняемые на показательном процессе в Ташкенте заявляют, что исламские боевики, принадлежащие к так называемой группировке «Акромия», пытались поднять мятеж в Андижане – в конечном счете с целью свержения администрации президента Ислама Каримова. По официальной узбекской версии событий, «Акромия» получала помощь от международных террористических организаций. Учитывая послужной список Узбекистана как злостного нарушителя прав человека, правозащитники убеждены, что обвиняемых, скорее всего, подвергали пыткам, принуждая к признательным показаниям. Подзащитные клянутся, что никто не принуждал их к показаниям.

По словам правозащитников, администрация Каримова использует процесс, как и масштабную кампанию в СМИ, для того, чтобы снять с себя ответственность за андижанскую бойню. По свидетельствам очевидцев, собранным правозащитными группами, включая Amnesty International (AI) и Human Rights Watch (HRW), в ходе событий 13 мая в Андижане большая часть людей погибла, когда узбекские силы безопасности открыли огонь без предупреждения по мирным демонстрантам, собравшимся в центре города на площади Бабура. Тщательно документированные доклады, подготовленные AI и HRW, говорят о том, что катализатором событий 13 мая стал процесс над 23 андижанскими бизнесменами. Бизнесменов обвинили в том, что они были членами «Акромия» и занимались деятельностью, направленной на свержение правительства. Предприниматели, арестованные летом 2004 г., категорически отрицали какую-либо связь с радикальной исламистской группировкой. Они признали, что были ревностными мусульманами, однако заявили, что подверглись гонениям потому, что власти сочли опасной их популярность среди членов местной общины. Когда в начале мая процесс над предпринимателями подошел к завершению, сотни друзей и родственников 23 бизнесменов начали собираться у здания суда и устраивать ежедневные акции протеста. События 13 мая произошли после того, как, родственники и сторонники 23 осужденных напали на местную тюрьму, чтобы освободить заключенных, рассказывают очевидцы. За вооруженным нападением на тюрьму последовала спонтанная акция протеста на площади Бабура, собравшая тысячи невооруженных демонстрантов, которые выразили недовольство социально-экономической политикой администрации Каримова.

Источник, который говорил с EurasiaNet на условии анонимности из опасения преследований со стороны властей, заявил, что судебный процесс над 23 бизнесменами прямо связан со смещением в мае 2004 г. губернатора (хокима) области. Тогда андижанский областной совет отстранил давно занимавшего свой пост хокима Кобилжона Обидова и назначил на его место Сайдулло Бегалиева. По широко распространенному мнению, смещение Обидова было произведено по рекомендации Каримова.

Согласно источнику, 23 предпринимателя были тесно связаны с Обидовым. «Он [Обидов] был хозяином области... Предприятия, к которым благоволил хоким, получали зеленый свет для всего», – сказал источник. «Все предприниматели, находившиеся под патронажем Обидова, становились богатыми людьми».

Сообщается, что Обидов долгое время был фаворитом Каримова. Узбекский президент обычно приводил Андижанскую область в пример как образец благоприятной деловой атмосферы и создания духа предпринимательства, способствующего экономическому росту. Однако в последние годы, после ряда скандалов и протестов, звезда Обидова закатилась. В одной из телевизионных передач в 2002 г. сообщалось о том, что в области имеется серьезная проблема с бездомными. В течение зимы 2003-2004 гг. Андижан потрясли акции протеста в связи с перебоями с отоплением зданий.

Губернатору были предъявлены обвинения в личных злоупотреблениях. В частности, он был обвинен в пренебрежении проблемами общественного транспорта в области, фактически заставив пассажиров пользоваться услугами частной компании из 100 «маршруток», в работе которой он был материально заинтересован. Губернатор был также обвинен в укрывательстве сына от уголовного преследования по ряду обвинений, включая рэкет.

Каримов лично присутствовал на сессии областного совета 25 мая 2004 г., когда смещали Обидова. «Везде в городе были выставлены милицейские кордоны, повсюду были сотрудники сил безопасности в масках и на джипах, а также солдаты», – сказал источник. «Каримов был явно встревожен... Обидов правил областью долгое время, входил в ферганский клан и имел множество сторонников».

Новый хоким, Бегалиев, имел тесные связи с центральным правительством. До назначения в Андижанскую область Бегалиев занимал пост министра сельского и водного хозяйства. В конце 2004 г. Каримов назначил преемника Бегалиева на посту министра сельского и водного хозяйства Икромхона Нажмиддинова губернатором Ферганской области. Эти шаги говорят о том, что Каримов во второй половине 2004 г. всячески стремился обеспечить свое политическое влияние в беспокойной Ферганской долине.

Заняв пост в Андижане, Бегалиев не теряя времени начал чистку среди всех союзников Обидова. «Против многих членов его [Обидова] администрации были заведены уголовные дела», – сказал источник. «Новый хоким занялся также переделом бизнеса в области и начал преследовать предпринимателей, которые пользовались поддержкой Обидова. Им было предложено продать свои предприятия за гроши либо ему самому [Бегалиеву], либо его людям; в противном случае их ожидало уголовное преследование». Когда 23 бизнесмена попытались сопротивляться, хоким приказал их арестовать, сказал источник. Предпринимателям были предъявлены обвинения в членстве в «Акромии» и причастности к экстремистской деятельности.

23 предпринимателя имели репутацию честных работодателей, плативших сравнительно высокие зарплаты тем, кто на них работал, а также принимали активное участие в различных благотворительных акциях, помогая бедным. Это привлекло к ним множество сторонников, включая служащих их предприятий и их семьи.

Пока предприниматели находились в предварительном заключении, друзья и родственники прилагали дополнительные негласные усилия с тем, чтобы добиться их освобождения. После того как 11 февраля начался суд, сторонники 23-х направили письмо Каримову с просьбой вмешаться. «Каримов так и не ответил», – сказал источник. В ходе суда стало ясно, что вердикт «виновны» предопределен. Некоторые или все обвиняемые объявили голодовку протеста, однако власти организовали их принудительное кормление, сказал источник. В мае, когда суд подошел к завершению, родственники попытались предать дело широкой гласности, надеясь, что нежелательное внимание к судебному процессу заставит власти заключить сделку и позволит предпринимателям избежать тюрьмы. В течение нескольких дней родственники, друзья и служащие устраивали мирные пикеты рядом с залом заседаний. По словам источника, в ежедневных протестах принимали участие от 500 до 1000 человек. Демонстранты не были настроены на конфронтацию, сказал источник, они не устраивали шума и не вели себя агрессивно. В свою очередь милиция не предпринимала никаких действий для разгона толпы, согласно источнику. Одновременно с организацией рядом со зданием суда мирных акций протеста родственники 23 предпринимателей составляли заговор с целью нападения на тюрьму, отметил источник. По словам источника, незадолго до 13 мая родственники вступили в контакт с другими сторонниками 23-х, сказав им, чтобы они «были готовы» к неожиданному развитию событий. «Они заключили и некоторые другие договоренности», – сказал источник.

Оценить статью
(0)