В Беларуси назначен новый старый премьер

В Беларуси назначен новый старый премьер

В Беларуси  назначен новый старый премьер

Нынешнее белорусское законодательство предусматривает, что претендент на пост главы правительства, которого предлагает президент, обязательно должен пройти утверждение в Палате представителей — нижней палате парламента. Учитывая, что в нынешней Палате практически нет оппозиции действующей власти, можно было безошибочно предположить: кандидатура Сергея Сидорского получит общую поддержку. Разве, что пара-тройка парламентариев захочет пофрондировать, поскольку голосование было тайным с помощью бюллетеней в специальной кабине. Так и получилось. Из 105 парламентариев за Сергея Сидорского отдали голоса 103.

За день до голосования спикер Палаты представителей Владимир Коноплев не сомневался в выборе своих коллег. По его словам, с Сидорским, который возглавил правительство в 2003 году, депутаты практически никогда не имели проблем, а курс правительства никогда не подвергался сомнениям. Впрочем, здесь сразу следует отметить, что критиковать премьера, это означало бы критиковать и президента Лукашенко, поскольку белорусский кабинет министров — это чисто технический орган, деятельность которого, в основном, определяется не им самим, а президентской администрацией. К тому же, сам Сидорский показательно никогда не делает публичных политических заявлений, оставаясь в глазах общества исключительно администратором, менеджером и хозяйственником. 

«Выдвижение Сидорского — подтверждение преемственности того курса, который поддержал весь белорусский народ», — сказал, представляя до голосования депутатам кандидата, глава Администрации президента Геннадий Невыглас. Он  имел в виду, безусловно, итоги выборов президента страны, которые прошли 26 марта, и на которых за Александра Лукашенко, якобы  проголосовали 83% из 93%  потенциальных избирателей, которые дошли до урн. Цифры, разумеется, чисто фантастические для страны, руководство которой постоянно подчеркивает, что она находится в центре Европы.

Обращаясь к депутатам, Сергей Сидорский заявил, что самым главным в деятельности правительства станет реализация программы развития Беларуси на 2006–2010 гг. Он, в частности, отметил, что в соответствии с ней ВВП за пятилетку должен возрасти на 46–55%, а экспорт белорусских товаров — на 60%. Кандидат на кресло премьера сказал, что достичь таких показателей можно, но сделать это будет чрезвычайно трудно. Он пообещал продолжить прежнюю экономическую политику, включающую госрегулирование экономики, контроль над ценами и поддержку аграрного сектора, считая, что именно это должно обеспечить процветание. К примеру, уже в этом году в аграрный сектор страны обещано вложить порядка двух триллионов белорусских рублей, что достигает почти миллиарда (!) долларов, то есть более 10% всего годового бюджета Беларуси. А дальше денег потребуется еще больше. Поэтому старый новый премьер пообещал бороться за получение кредитного рейтинга, который позволит привлечь дополнительные объемы инвестиций в белорусскую экономику.

Известный белорусский экономист Леонид Злотников полагает, что в новой пятилетке (белорусы по-прежнему ведут отсчет по старым советским традициям) определяющим для правительства Сергея Сидорского будет то, сумеет ли он  получить достаточное количество инвестиций:

«В двух предыдущих  пятилетках экономический рост обеспечивался, во-первых, за счет использования мощностей, которые раньше не использовались, но уже существовали, и, во-вторых, за счет изнашивания основных фондов. И тогда можно было обходиться без больших инвестиций. Теперь первого фактора практически не осталось, а оборудование на большинстве предприятий нуждается в существенной модернизации. Есть такие расчеты: чтобы увеличить ВВП на единицу, и на этой основе увеличить зарплаты, о чем публично обещал президент Лукашенко, нужно увеличить инвестиции на 1,4–1,6 единицы. Это означает, что объем инвестиций в дальнейшем должен быть в 2–2,5 раза больше, чем в прошлом году. Удастся ли это? Вот это и есть самый тяжелый вопрос для правительства».

Эксперт Злотников также отмечает, что экономический рост в Беларуси, прежде всего, связан с продажей в Европу произведенных из российской нефти нефтепродуктов. Специалисты уже обратили внимание на ряд обстоятельств: первое — в прошлом году впервые главным поставщиком валюты в государственную казну Беларуси стал не крупнейший в Европе Солигорский комбинат по производству калийных удобрений, а нефтяные заводы  в Новополоцке и Мозыре. Второе — по итогам прошлого года вторым (после России) торговым партнером Беларуси стали … Нидерланды, хотя до этого второе место традиционно оставалось за Германией или Польшей. Выяснилось, что именно «страна тюльпанов» стала главным покупателем дизельного топлива и бензинов, произведенных на белорусских предприятиях из российской нефти.

В белорусской прессе недавно промелькнула такая цифра — на каждом барреле российской нефти Беларусь имеет 15 долларов чистой прибыли. И эта цифра автоматически возрастает с подорожанием черного золота на мировых рынках. Так что пока эта конъюнктура складывается для Минска очень удачной.

Нельзя, естественно, забывать и о российском газе, которые Беларусь получает также по очень низким ценам — порядка 50 долларов за 1000 кубических метров, что соответствует ценам, которые платят в соседней с Беларусью Смоленской области России.

Понятно, что все или почти все в экономике Беларуси зависит от России. Если Москва пересмотрит условия поставок нефти и газа, ситуация может радикально  измениться. И первые признаки этого уже последовали. На днях  Россия фактически потребовала от Беларуси перераспределять экспортные пошлины  на  нефть. Эксперт научно-исследовательского экономического института Министерства экономики Беларуси  Александр Готовский 19 апреля на международном семинаре в Минске высказал мнение, что «Проблема распределения между белорусским и российским бюджетами экспортных пошлин на белорусские нефтепродукты напрямую затрагивает коммерческие интересы российских компаний, осуществляющих в Беларуси нефтепереработку. Вопрос более низких пошлин на нефтепродукты в Беларуси  начал активно обсуждаться в России. Здесь два аспекта — выравнивание белорусских и российских пошлин и перечисление части белорусских пошлин в бюджет России, что предусмотрено Соглашением о едином таможенном пространстве».

Он, кстати, замечает, что фактически переговоры ведут три заинтересованные стороны: российские нефтепереработчики, российский и белорусский бюджеты. «Вопрос заключается в том, готовы ли российские компании свои доходы от нефтепереработки в Беларуси передавать в российский бюджет»,- сказал А.Готовский.

Эксперт считает, что разный уровень экспортных пошлин на нефтепродукты в России и Беларуси в значительной мере сохраняется в связи с лоббированием со стороны российских компаний. А.Готовский сообщил, что Беларуси в ценовых условиях января 2006 года и объема импорта нефти 2005 года (19,3 млн. тонн) в год экономит 3,9 миллиарда долларов на разнице фактических и мировых цен. Из них 813,7 миллионов, благодаря режиму уплаты НДС по стране назначения. С другой стороны, российские компании получают дополнительный доход в размере почти 400 миллионов долларов в год по сравнению с условиями экспорта в дальнее зарубежье и около 1,5 миллиарда долларов в год по сравнению с условиями реализации на внутренний рынок. Между тем, российский бюджет не дополучает в год 3,5 миллиарда долларов (180 долларов на тонне) в виде вывозных таможенных пошлин, действующих при экспорте за пределы государств- участников соглашения о Таможенном союзе, проинформировал эксперт.

В Минске говорят, что этой проблемой уже серьезно обеспокоен сам Герман Греф. Однако многие сомневаются, что у министра хватит сил перебороть соотечественников-олигархов, которым транзит через белорусские нефтепредприятия приносит огромные прибыли. И чьи интересы объективно совпадают с интересами белорусских властей. 

Другая проблема — возможное повышение цен на газ для Беларуси, начиная с 2007 года, о чем недавно заявил глава «Газпрома» Алексей Миллер. Правда,  по мнению Сергея Сидорского, это не более чем заявления «хозяйствующего субъекта»,  который «должен соблюдать международные соглашения, в том числе договор между Россией и Беларусью о том, что стороны обеспечат равные условия для деятельности предприятий».  Однако надежды Сергея Сидорского на то, что «Газпром» должен придерживаться одинаковых условий для хозяйствующих субъектов Беларуси и России, по мнению Леонида Злотникова, могут привести к очень опасным для Беларуси последствиям: «Если наши потребуют равных условий для хозяйствующих субъектов, то тогда и россияне потребуют равных условий для своих субъектов на территории Беларуси. А это очень опасно. До этого времени Беларусь искусственно сдерживала потоки российских товаров и услуг на свою территорию. Но если это прекратится, то сразу выяснится, что белорусская и российская экономики не взаимодополняющие, а конкурентные. И что? Окончательно „ляжет“ белорусская легкая промышленность, в Беларусь хлынут российские стройматериалы, продукты и многое другое. И тогда Беларусь больше теряет, чем находит».

Тем временем, не дожидаясь успешного исхода переговоров с «Газпромом»,  Сергей Сидорский обещал заняться диверсификацией и энергосбережением. Он сообщил, что в Беларуси стоит задача довести до 25% долю использования местных видов топлива в общем энергобалансе страны, сократив при этом энергоемкость производства на 30%. На модернизацию энергетической отрасли правительство выделит более 5 миллиардов долларов.

А пока белорусская сторона отмечает, что от планируемого повышения цены на поставляемый в Беларусь газ пострадают свыше 200 тысяч российских предприятий. Об этом заявил советник-посланник посольства Беларуси в Российской Федерации Валерий Садохо, выступая в Институте экономики Академии наук России на заседании «круглого стола», посвященного российско-белорусским отношениям на современном этапе. Он подчеркнул, что российские предприятия испытают негативные последствия от повышения для Беларуси цены на газ из-за существующей тесной кооперации промышленности двух стран. По его словам, удельный вес российских комплектующих в конечном продукте белорусских предприятий доходит до 60–70%. «Если Россия идет к тому, чтобы не только качать нефтедоллары, но и развивать промышленную кооперацию, то тогда не в ее интересах резко повышать цену на газ для Беларуси», — сказал Валерий Садохо.
А что хочет видеть от правительства глава белорусского государства? На встрече с кандидатами в новый кабинет Александр Лукашенко сказал, что «Главная задача госаппарата — соответствовать духу времени. Речь идет о том, что времена административного, порой ручного управления государством остались в прошлом. Надо обеспечить плавный переход к экономическому регулированию. Поэтому будут преобразования отдельных структур и сфер, которые неэффективно работают». 

Президент поручил ликвидировать дублирующие звенья. А министерства и государственные комитеты, которые он назвал основными органами управления, отныне должны быть более самостоятельными и инициативными, отметил Александр Лукашенко: «Отныне президент не будет бежать впереди правительства и любого другого чиновника. Тот, кто должен на амбразуру идти первым, тот на нее и пойдет. Кто не идет, пожалуйста, уходите. Это не значит, что я ухожу от каких-то проблем и вопросов. Я  буду больше наблюдать со стороны и думать, насколько сегодня каждый из членов правительства и других подчиненных президенту соответствует той или иной должности. Хватит прятаться за спину главы государства».

Что  касается персоналий, то здесь, похоже, мало что изменится. О чем и заявил Александр Лукашенко на уже упоминавшемся совещании:

«Большинство министров и председателей комитетов будут вновь назначены на прежние посты». 

Владимир Глод.

Оценить статью
(0)