Игра на трубе

Игра на трубе

После состоявшегося недавно диалога между Нурсултаном Назарбаевым и Владимиром Путиным главной темой в Казахстане стала нефтяная и топливно-энергетическая. Об этих сферах говорят с высоких трибун не только правительства, но и парламента.
В начале нынешней недели министр энергетики и минеральных ресурсов Казахстана  Бактыкожа Измухамбетов рассказал народным избранникам о перспективах развития нефтегазового комплекса республики. Министр поведал депутатам, что прогнозные запасы углеводородов Казахстана оцениваются в пределах 12—17 миллиардов тонн, из них более 60 процентов (8 миллиардов тонн) приходится на казахстанский сектор Каспийского моря. В настоящее время утвержденные извлекаемые запасы нефти в государстве составляют около 4,8 миллиарда тонн или 35 миллиардов баррелей.
С каждым годом показатели добычи черного золота растут. Если в прошлом году из казахстанских недр выкачали 64,8 миллиона тонн нефти и газового конденсата, а заводы переработали 11,7 миллиона, то за четыре месяца текущего года объем добычи уже составил 22,3 миллиона тонн. Вырос и объем инвестиций — в прошлом году он составил 14,8 миллиарда тенге.
Различные поступления от недропользователей с 1995 по 2005 годы составили более 16 миллиардов долларов, тогда как только за прошлый „урожайный“ год — более 8 миллиардов долларов.
Похвастать Казахстан может и запасами газа. С учетом открытых новых месторождений на Каспийском шельфе они составляют около 3,3 триллиона кубических метров, а потенциальные запасы достигают 6—8 триллионов. По итогам прошлого года объем добычи голубого топлива в три раза превысил уровень 1991 года и составил 26,7 миллиарда кубометров.
Это еще не предел, заверяет министр: „Ожидается, что в среднесрочной перспективе прогнозные объемы добычи сырого газа к 2010 году возрастут более чем в полтора раза и составят порядка 45 миллиардов кубических метров в год“.
Между тем ключевым событием для казахстанской „нефтянки“ несомненно стало достигнутое в городе Туркменбаши соглашение о строительстве Прикаспийского газопровода. Сказать, что оно важно для Казахстана, — не сказать ничего. На самом деле это событие мирового масштаба — здесь и стратегические интересы России, и энергобезопасность Европы, и политические интриги США.
Вспомните, как часто в течение последних двух лет Астану посещал европейский комиссар по энергетике Андрис Пибалгс. Он от имени Евросоюза (и, полагаем, также от имени США) предлагал Казахстану и Туркменистану строительство газопровода по дну Каспийского моря. Однако всегда получал уклончивые ответы. Мол, идея, конечно, интересная, в диверсификации маршрутов мы заинтересованы, но надо подумать.
Газета «Новое поколение» неоднократно писала, что Транскаспийский газопровод — проект неосуществимый. Ведь казахские чиновники заявляли, что строительство трубы по дну Каспия возможно только с согласия всех прикаспийских стран (мол, одна экосистема, вероятны аварии). Очевидно, что Казахстан и Туркменистан ждали газовых предложений от России, ведь газовая политика стран региона всегда была напрямую связана с тем, какие решения принимались в Москве.
Ждали предложений или же вели тайные переговоры? Неизвестно. Однако Прикаспийский газопровод оказался именно тем, что нужно. Да и Москва пошла навстречу по цене экспортируемого карачаганакского газа, ее повысили до 145 долларов за тысячу кубометров, чего очень давно добивался Казахстан. Теперь можно считать, что образовался союз стран — экспортеров газа. Небольшой пока, правда. Но, думается, влиятельный. Раз уж Казахстан и Туркменистан, наконец, определились со своими газовыми приоритетами, играть в ближайшие годы они будут на стороне России.
Пока Путин наносил стратегически важные блиц-визиты в Астану и Туркменбаши, в Европе также активно обсуждали энергетическое сотрудничество — в Кракове состоялся саммит, в ходе которого руководители Польши, Украины, Грузии, Азербайджана и Литвы в присутствии вице-министра энергетики Казахстана договорились создать компанию по энергообеспечению, которая будет заниматься, в том числе, и проектом нефтепровода Одесса — Броды. Не нужно быть оракулом, чтобы предсказать будущее этого проекта — развитие событий будет таким же, как в газовом вопросе. Много лет Казахстан аккуратно говорит о своей заинтересованности в украинско-польском газопроводе, но дальше дело не продвигается. А недавно и вовсе официальная Астана заявила, что в этом проекте будет участвовать только в том случае, если в партнеры будет привлечена и Россия.

Алла Иванилова, Амина Джалилова

Оценить статью
(0)