ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Россия - Белоруссия: новые кредиты или новая держава?

Россия - Белоруссия: новые кредиты или новая держава?

Россия - Белоруссия: новые кредиты или новая держава?

После того, как на встрече в Сочи 14 сентября президент России Владимир Путин пообещал своему белорусскому коллеге Александру Лукашенко внеочередной государственный кредит на 1,5 миллиарда долларов, многие вспомнили о 3-милиардном кредите, выданном Украине буквально накануне бегства из Киева экс-президента Януковича. Судя по всему, с теми «украинскими» тремя миллиардами Москва может распрощаться навсегда, а учитывая «похожесть» ситуации в Белоруссии и возможные последствия этой ситуации для нынешнего Батьки, нельзя не задаться вопросом, - а успеет ли Лукашенко вернуть России полтора миллиарда, и не скажут ли потом его потенциальные «сменщики», что это «не их кредит»? Разумеется, Минфин России выполнит поручение Путина, и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уже подчеркнул, что «кредит вовсе не означает вмешательства во внутренние дела соседней страны». Но на том месте возникает второй вопрос, - хватит ли у России денег, чтобы не только помогать Александру Лукашенко удержаться у власти, но и облегчить пандемийный удар по собственной экономике и выполнить свои социальные программы, не говоря уже о реализации амбициозных и требующих колоссальных вложений нацпроектов, призванных стать драйверами развития страны на ближайшие десятилетия?

В городе Cочи – томные очи

Напомним, что в Сочи Лукашенко, не скрывающий тревоги по поводу продолжающихся с 9 августа акций протеста в своей стране, договорился с Путиным и о рефинансировании ранее выданного Белоруссии кредита на миллиард долларов. Правда, никаких специальных документов ни на этот счет, ни на предоставление полуторамиллиардного кредита президенты не подписывали, - как сообщили в Кремле, «формализацией» этих решений занимаются министры финансов союзных государств.

Обратим внимание - комментируя сочинскую встречу, пресс-секретарь российского президента Песков сообщил, что «вопросы рефинансирования тех или иных сегментов долга Белоруссии раньше неоднократно обсуждались». Но раньше Москва как-то не горела желанием давать Лукашенко новые кредиты, да и сам белорусский президент, явно желая сделать приятное немцам, французам и прочим потенциальным инвесторам в белорусскую экономику, позволял себе не самые дружественные высказывания о России. А в Кремле не любят тех, кто кусает кормящую руку.  

Понятно, что кредит Минску в сентябре Путин пообещал не за томные очи Александра Григоревича, и не потому, что Лукашенко слезно покаялся в Сочи за прошлые грехи и игры в «друга Запада», и с лирическим придыханием называл «старшим братом» то ли Россию, то ли персонально Владимира Владимировича. Господь с ней, с лирикой. Скорее всего, в Кремле твердо определились с поддержкой Александра Григорьевича, резонно посчитав, что на безрыбье и рак рыба, и лучше синица-Лукашенко в руке, чем журавль из дамского триумвирата в небе. Черт же их знает, этих героических дам, что они там надумают, придя к власти. А Лукашенко изучен вдоль и поперек, и, несмотря на редкие взбрыкивания, свое место знает, и с Москвой, когда надо, задружится так, что никому мало не покажется.

Наверное, никому не надо доказывать, что потерять вслед за Украиной еще и Белоруссию было бы для России не просто обидно, но опасно, особенно учитывая неоднократно даваемые клятвы на верность «западным ценностям» самоназначенных лидеров белорусского протеста. В Москве, наученной горьким украинским опытом,  уже знают, что за такими «клятвами на верность» неизбежно последует смена Минском политических приоритетов, а заодно и смена союзников, со всеми вытекающими для России малоприятными последствиями в виде появления еще одной зоны напряженности на западных российских рубежах. А потому осмелимся предположить, что Москва намерена и впредь подкармливать сябров – точнее, режим Лукашенко, - чтобы оставить Белоруссию в сфере своего влияния.  

Хронический должник

А денег Белоруссии потребуется много, тем более что два месяца протестов дорого обошлись белорусской экономике. Какое-то время из-за забастовок стояли крупные предприятия тяжелой и автомобильной промышленности, оказалось под угрозой выполнение договорных обязательств этих предприятий с зарубежными, и прежде всего, с российскими партнерами. Вдобавок ко всему, из Белоруссии побежали в Польшу и Литву «зажатые» Батькой IT-компании, дававшие, по самым скромным подсчетам, от 5 процентов национального ВВП. Наложим это на связанные с пандемией проблемы – и получим удручающую, и, увы, реальную картину сегодняшнего состояния белорусской экономики.  

Белоруссия медленно, но верно превращается в страну-хронического должника. Накануне выборов-2020, в июле, внешний государственный долг здесь зашкаливал за 18 миллиардов долларов, причем за полгода, я января по июль, он умудрился вырасти на 2,1 миллиарда долларов. Учитывая, что в нынешнем году Минску надо выплатить по госдолгу почти 3,6 миллиарда долларов, а на погашение этого долга направлено всего 2 миллиарда, - от дефолта и банкротства страну смогут спасти только новые кредиты. А поскольку брать кредиты у МВФ или Всемирного банка для Лукашенко смерти подобно – да и не дадут, учитывая последние веяния в старом свете, - Александру Григорьевичу оставалось только оборотиться лицом к Москве  и ехать в Сочи просить денег. Что он, как неглупый человек, и сделал.

Надежный заёмщик или вечный должник?

Между тем, в Минфине уже вовсю комментируют решение о предоставлении кредита Белоруссии, заодно отбиваясь от обладателей злых языков, интересующихся, отчего в столь сложной для себя ситуации, когда резко падает ВВП, растет безработица, а в бюджете не хватает денег, например, на бесплатную вакцинацию от коронавируса хотя бы пенсионеров, инвалидов и многодетных семей, - Россия еще и выдает кредиты другим странам.  

- Мы рассчитываем, что кредит Белоруссии поможет поддержать как экономику соседней страны, так и нашу, - пояснил на днях в эфире телеканала «Россия 24» глава Минфина Антон Силуанов. - Мы поддерживаем и белорусскую экономику, и поддерживаем российскую экономику, потому что обеспечиваются расчеты перед российскими поставщиками, не будет никаких задержек в оплате. Здесь имеется обоюдный интерес, потому что Белоруссия - наш очень близкий экономический, торговый партнер. Это и заказы для наших предприятий, и занятость на наших предприятиях.

То есть, по всему выходит, что России выгодно кредитование Белоруссии.

В Минфине уже уточнили, что кредит Минску будет предоставляться в два этапа, и ради такого дела будут даже внесены изменения в Налоговый кодекс РФ. Конкретно, - Белоруссии до конца этого года дадут 1 миллиард кредитных долларов, половина этой суммы – деньги из Евразийского фонда стабилизации и развития, а вторая половина будет передана Минску за счет межгосударственного кредита. Еще полтора миллиарда Белоруссии дадут в наступающем году.

Куда пойдут эти деньги? Очевидно, львиная доля российского кредита будет пущена на погашение долга Минска перед «Газпромом». По данным Минфина, это почти 330 миллионов долларов, а для полного расчета перед «Газпромом» белорусам нужно 5—миллионов долларов. Иными словами, кредитуя Минск, Москва фактически кредитует погашение белорусских долгов крупнейшей энергоресурсной компании России.

Можно долго спорить, каким образом и когда Лукашенко вернёт этот и другие долги, и вернёт ли их вообще, и Лукашенко ли их вернёт, и не столкнемся ли мы потом с «украинским вариантом», когда нам просто откажутся возвращать кредитные деньги. Но сегодня в российском Минфине подчеркивают, что «Белоруссия всегда была надежным заемщиком и не нарушала сроков возврата займов».

Будем надеяться, господин Силуанов знает, о чем говорит, но более чем за четверть века своего правления Лукашенко задолжал Москве более 8 миллиардов долларов США, а это, между прочим, почти половина внешнего государственного долга Белоруссии. Когда и из чего Минск собирается отдавать Москве теперь уже более 10 миллиардов долга, - про то никому, возможно, даже и самому господину Лукашенко, неведомо. Мы уже не говорим о том, что за время президентства Александра Григорьевича Москва вложила в поддержку экономики соседней братской страны – или, другими словами, в поддержку нынешнего белорусского режима, - без малого 100 миллиардов долларов.

А деньги ох как нужны самой России.

Бедные и безработные

Согласно только что опубликованным открытым данным Росстата, по сравнению с ситуацией на 1 сентября 2019 года, когда у нас было 18,6 миллиона граждан, официально признанных бедными, появилось еще 1,3 миллиона россиян с доходом ниже прожиточного минимума. И выходит, что число бедных россиян во втором квартале 2020 года выросло до 19,9 миллиона человек. А это, к слову, 13,5 процентов населения нашей страны. Напомним, что к концу второго квартала нынешнего года величина прожиточного минимума в России на душу населения в среднем по стране составила 12392 рубля для трудоспособного населения, 9422 рубля для пенсионеров и 11423 рубля - для детей. Кому-то надо говорить, что нормально прожить на такие мизерные деньги невозможно?

Причины резкого обеднения россиян известны: это снижение деловой активности во разгар пандемии, то есть, в первом и втором кварталах 2020 года, что «по цепочке» потянуло за собой снижение реальных доходов населения, и, как следствие, заметное падение спроса, что тут же ощутили на себе предприятия торговли и транспорта, особенно в сегменте малого и среднего бизнеса.

Ситуация могла стать еще хуже, если бы правительство не выделило дополнительно 359,5 миллиарда рублей для социальной поддержки населения. А сегодня к социально уязвимым группам относятся уже не только пенсионеры, нетрудоспособные инвалиды и многодетные семьи, - в эту категорию попали и уволенные с предприятий «предпенсионеры», которым остается до пенсии еще пять-шесть лет, и, естественно, новые безработные. Которых в августе стало уже более 4 миллионов, а это на 47,6 процента больше, чем было на 1 августа 2019 года. Это означает, что сейчас общая доля безработных среди трудоспособных россиян находится на отметке в 6,4 процента, причем даже по сравнению с июлем людей без работы в стране к 1 сентября стало на 1,6 процента больше, а это 77 тысяч новых безработных. Это – по официальным данным, когда Росстат принимает во внимание количество зарегистрированных безработных и тех, кто получает пособие в связи с утратой рабочего места.  В августе таковых насчитывалось соответственно 3,6 миллиона и 3,4 миллиона человек. Эти цифры подтвердил и глава Минтруда Антон Котяков.

Если добавить сюда скрытую безработицу, цифры могут быть еще более впечатляющими. И это не предел, - по прогнозам Минэкономразвития, к концу нынешнего года безработица в России зашкалит уже за 5,7 процента. Затем министерство сулит постепенное снижение уровня безработицы до 5,2 процента в 2021 году, 4,7 процента в 2022 году, и 4,6 процента - в 2023 году. Сбудутся ли эти прогнозы, покажет время.

В Росстате сегодняшние проценты безработного населения  называют «естественным уровнем безработицы», но вряд ли оставшиеся без работы люди, потерявшие возможность кормить свои семьи, воспринимают свое состояние, как «естественное». Да и президент не скрывает тревоги, называя ситуацию на рынке труда «напряженной».   
Возможно, положение этих людей чуть смягчит реализация предложения Владимира Путина об адресной поддержке безработных, с которым президент выступил 10 сентября   на совещании по экономическим вопросам.

- Несмотря на возобновление работы предприятий, безработица сейчас составляет более 6 процентов, на таком уровне она была в марте 2012 года, а полтора года назад у нас было 4,7 процента безработных, - отметил президент. - Вроде бы в процентах немного, но это значительный рост.

Чтобы были деньги, нужны деньги

В июне правительство дополнительно выделило еще 35 миллиардов рублей на поддержку безработных, были расширены и меры поддержки потерявших работу людей, которым на три месяца продлили возможность получить пособие по безработице. Это касается тех, у кого после 1 марта закончился период выплаты пособия. В апреле к пособию по безработице добавили еще по 3 тысячи рублей на каждого несовершеннолетнего ребенка, и эту меру продлили на сентябрь. По расчетам правительства, в этом месяце такие выплаты получат около 2,8 миллиона безработных с детьми.

Очевидно, антикризисная программа правительства будет увеличена в три раза, иначе трудно было бы говорить, например, о том, чтобы сделать бессрочными и увеличить в три раза выплаты пособий безработным с несовершеннолетними детьми, при этом надбавка должна быть пропорциональна количеству детей в семье. Речь идет почти о 78 процентах российских безработных, - правда, на подобное пособие может рассчитывать только один из родителей, даже если работы лишились оба, но лиха беда начало. Не исключено, что власти прислушаются к такому предложению Федерации независимых профсоюзов России, и внесут соответствующий пункт в Генеральное соглашение между правительством, объединениями профсоюзов и работодателей на 2021−2023 годы. Осталось лишь найти эти деньги, - а только на такие пособия понадобится, как минимум, 25 миллиардов бюджетных рублей, поскольку выплата в 3 тысячи рублей уже ежемесячно обходится бюджету более чем в 8 миллиардов рублей.

Поясним, что в расчет берутся и влившиеся в армию безработных разорившиеся индивидуальные предприниматели, которые и в сентябре смогут получать в рамках антикризисной поддержки пособия по 12100 рублей, - правда, пока такие пособия рассчитаны, максимум, на три месяца.

Всего в «Проекте федерального бюджета на 2021 год и плановый период 2022—2023 годов» придется выделить на подпрограмму «Активная политика занятости населения и социальная поддержка безработных граждан» не менее 131 миллиарда рублей, что вдвое больше, чем планировалось еще в марте. Судя по пояснительной записке к проекту бюджета, такое изменение вызвано увеличением расходов на социальные выплаты безработным на 67,9 миллиарда рублей.

Будет ли снижаться безработица в стране, напрямую зависит от того, как скоро оклемается от коронавирусного удара российская экономика. По оценке Минтруда, риск остаться без работы более всего высок у тех, кто трудится в сферах торговли, бытового обслуживания, административной и обеспечивающей работы, а также в сфере услуг и транспортной отрасли. Правда, многие экономисты и социологи считают, что до начала 2021 года под сокращение попадет менее 0,9 процента от всех работающих по найму, но, похоже, пока это только благие пожелания. Пессимистический сценарий предполагает, что к началу 2021 года без работы останется 9,3 процента трудоспособного населения страны, есть и более пессимистичный вариант – 14 процентов, это в случае введения тотального жесткого карантина при второй волне коронавируса. Но, судя по заявлениям больших начальников, даже в случае «второй волны» повторения апрельско-июньских карантинных мер не будет, а это означает, что экономика, пусть медленно, но начнет восстанавливаться, и к середине следующего года сможет хотя бы приблизиться к докризисным показателям.

Не союз, а единое государство

Возможно, в относительно благополучные допандемийные времена никто не стал бы связывать выдачу очередного кредита Александру Лукашенко с ситуацией в российской экономике вообще, и на российском рынке труда, в частности. Но сейчас, когда российская экономика, едва пришедшая в себя после введения антироссийских санкций и остро ощущающая коронавирусный удар,  - на счету должна быть каждая копейка. И тут, возможно, правы экономисты и политологи, предлагающие перестать поддерживать белорусскую экономику, благополучие которой более чем на 90 процентов зависит от России, и поставить вопрос об объединении двух союзных стран в единое государство с единой валютой, армией, гимном, Конституцией, - и с одним президентом. Мы догадываемся, что у этого государства будет не белорусский красно-зеленый флаг, и президента будут звать не Александр Григорьевич. Но другого варианта для дальнейшего развития отношений нет: либо Россия и дальше будет тратиться на братскую, но чужую страну, и поддерживать не очень приятный нам режим, чтобы не получить у своих границ еще одну базу НАТО; либо эта «чужая братская» страна войдет в состав России, и тогда мы будем понимать, что вбухиваем огромные деньги не в бездонную яму полусоветской белорусской экономики, а в развитие общего государства, имеющего все шансы стать самой влиятельной державой не только Старого Света, но и всего мира. Кому-то это предложение покажется утопическим и «нереализуемым», - но, как показывает мать-История, в нашем мире нет ничего невозможного, и почему бы нам не показать свое умение не только разрушать, но и строить великое государство?

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту