Андрей Старых: «Для Лондона Марьясов просто фигура, которую можно снять с шахматного поля»

Андрей Старых: «Для Лондона Марьясов просто фигура, которую можно снять с шахматного поля»

Случившаяся на прошлой неделе трагедия – убийство вице-мэра Новосибирска Валерия Марьясова – уже получила немало достаточно разноречивых комментариев. Часть из них называла убийство «политическим». Однако никто из ньюсмейкеров расшифровывать предполагаемую связь этого события с выборами мэра Новосибирска не стал. Первым, кто решил это сделать, стал известный новосибирский политик и бизнесмен, член политсовета отделения «Единой России», председатель попечительского Совета клуба спортивных единоборств «Первомаец» Андрей Старых.

Он считает, что убийство вице-мэра было совершено в интересах двух сторон – кандидата на пост мэра Новосибирска Якова Лондона и группы силовиков и «предпринимателей», контролирующих расположенный на территории Гусинобродской барахолки рынок «Радуга».

ПолитСибРу  публикует интервью с г-ном Старых, приводя дословные расшифровки его ответов на вопросы сайта. В квадратных скобках публикуются пропущенные, но необходимые по смыслу слова, что неизбежно возникает при дословной расшифровке любой прямой речи. В круглых скобках публикуются примечания журналиста.

Все началось тогда, когда РУБОП, вернее, не РУБОП, а конкретные люди – обобщать тоже не надо – Сафронов, Полищук, Горелков, Смирнов, - работали в РУБОПе под командованием Козырева. Козырев – их начальник, идейный вдохновитель. Он их сам активно призывал к тому, чтобы сажать, показывать, кто в городе хозяин. Призывал к силовым методам. Он и подобрал себе таких подчиненных. Эти люди получили заказ и деньги от группировки Елишева (контролирующую рынок «Радуга»), в которую входит Володин Виталя, два брата Шестакова, Игорь и Олег, и другие. Они эти деньги стали отрабатывать, а даны они были для того, чтобы уничтожить меня, других представителей руководства клуба «Первомаец». Все это – не только амбиции бывшего руководства клуба, но и экономические интересы, защищая которые они (руководство рынка «Радуга») и финансировали покушения на меня.

После неудачных покушений они стали любые методы использовать, прибегать ко всем способам моего уничтожения – сфабриковать дело, сформировать общественное мнение, посадить в тюрьму, и там уничтожить. Для того, чтобы сформировать общественное мнение, они прибегли к телеканалу НТН-4 и ГТРК, которыми обоими на тот момент руководил Лондон Яков Рувимович. И он позволил им показывать ту информацию, которую они сфабриковали, против меня. Я уверен в том, что те расценки, по которым Яков Рувимович выставляет свое время на своем телеканале, а на тот момент и на ГТРК, по тем расценкам, сколько времени было занято показ того материала, в разные дни, разные передачи, эти деньги сотрудники [РУБОПа], ну сто процентов, ему не отдавали. Я знаю этих людей, они сами – посредники, они – не главные, деньги – не у них. Чтобы им в обратную сторону кто-то [из их руководителей] давал деньги… нет, они предлагают себя, свои услуги. Поэтому договоренность о том, что они могут сделать услугу Якову Рувимовичу, наверняка была. [Это] предположение, да, фактов нет, но [есть] логическое размышление…

Вы знаете, сколько стоит минута у Лондона, и вы помните, сколько там показывали этот компромат. Журналисты говорили о том, что это бесплатно, они борются за справедливость. Скорее всего, это была правда, но... Просто договоренность была на уровне руководителей канала, то есть Якова Рувимовича.

И вот пришло время, когда сотрудники милиции смогли бы оказать услугу Якову Рувимовичу Лондону. Они, я так думаю, нарисовали себе перспектив, что если они сделают услугу Лондону, то он будет им по гроб жизни обязан, и вообще, куда он денется с их крючка, ведь на этот крючок они уже посадили половину Новосибирска.

И вот, для того, чтобы оказать Лондону услугу, они это делают. Мог ли Лондон знать об этом [убийстве Валерия Марьясова], или даже напрямую заказывать его? Я думаю, что мог, почему нет? Где мы видим подтверждение того, что Лондон не в состоянии заказать убить человека? У него столько [видео]материала лежит по убийствам Белякова, Карпунина, Гапоненко, но он не мог его показать, потому что ему не к чему было это привязывать. А сейчас – есть! Сейчас он это все привяжет [к информационному поводу – убийству Марьясова], он эти ужасающие фрагменты показывает, воздействуя на сознание людей, выставляя, что виновен во всем мэр.

Поэтому его выгода во всем, явная. Плюс ко всему, тот компромат, который он показывает по своему каналу на меня, пороча имя клуба «Первомаец», и проецируя название клуба на весь район и его жителей, говоря, что там живут вообще все бандиты, весь район – бандитский, он надеется на то, что этим самым брендом, первомаец-бандит, он прикроет всю эту ситуацию и спишет ее на первомайцев. Это [преступление] [совершили] первомайцы, кому же еще, везде первомайцы! Такую картину больного воображения ему могли преподнести только сотрудники милиции, тот же Горелков, который обвинял меня в каком-то «сатанизме», и продолжает обвинять всех, чья позиция расходится с позицией того же Лодона.

В общем, проглядывается прямой интерес сотрудников [РУБОПа], прямой интерес Лондона.

А почему Вы не допускаете, что Яков Рувимович просто пользуется в предвыборных целях ситуацией, которая сама собой сложилась, без его участия? Как политик, кандидат в мэры, он говорит о том, что у нас в городе не все в порядке с безопасностью?

Яков Рувимович никогда не был политиком. Я думаю, что он и не будет политиком. Он игрок, но не политик. Политика – не игра, политика – вершина бизнеса. Это сама жизнь, это какие-то правила. А он воспринимает политику как игру, игру без правил. Жизни людей для него не важны, для него это разменная монета, шахматные фигуры. Он не видит в Марьясове живого человека, у которого есть семья, родные, близкие. Для него это просто фигура, которую можно снять с шахматного поля.

Иван Иванович Индинок на похоронах Марьясова в своей речи сказал, что не смотрел принципиально эти сюжеты по телевизору, а потом, услышав рассказы об этом, все-таки посмотрел. И он сказал, что его впечатление было такое, что с экрана расстреливают город, расстреливают его жителей. Я то же самое ощущал, когда расстреливали меня. Только сейчас все поняли, что это такое, а тогда расстреливали меня одного! Кто знал, что со мной тогда творилось? Что творилось в моей семье? Куда меня мог подвести этот стресс? К самоубийству? К аварии вследствие психического срыва и неадекватных реакций? А ведь на это и был расчет – меня уничтожали.

И сейчас думать о том, что Яков Рувимович позаботился о том, что «ой, нет, нельзя душу губить», заступился за Марьясова и не позволил себе мысли его убивать? Я не поверю. Позволил, еще как, ему не жалко людей. Я считаю, это он заказал Марьясова через сотрудников милиции. Полещук – его сокурсник, они учились в НЭТИ. Они знакомы. И поэтому связь прослеживается хорошо.

Помимо интереса оказать услугу Якову Лондону, на наличии которого Вы настаиваете, есть ли у этих бывших сотрудников РУБОПа какие-то собственные претензии к Марьясову как чиновнику мэрии? Есть ли какие-то разногласия между «Радугой» и мэрией?

Да. Именно Марьясов поднял вопрос о законности сделки по передаче земли в собственность вот этой «Радуге». Потому что они оформили куплю-продажу проекта вот этого хлебозавода. Это земля была выделена «Новосибирскхлебу» под строительство хлебозавода. А на хлебозавод есть только проект, причем даже не ясно, оформлен ли этот проект или нет, зарегистрирован или нет. Тем не менее, этот проект был куплен [руководством «Радуги»], и вместе с землей был забран в собственность рынка [«Радуга»]. Теперь этот договор стал предметом судебного разбирательства, инициированного Валерием Марьясовым. В первой инстанции суда уже было принято решение в пользу мэрии. Руководство «Радуги» обжаловало его в вышестоящей инстанции, нового решения суда пока нет. Однако перспектива такая, что опять в пользу мэрии будет принято решение. То есть спрогнозировать проблемы людей, которые занимаются бизнесом на территории «Радуги», трудно. К тому же они покусились на самое святое, на жизнь человека, а это сделали они. Были ведь еще два покушения на Олега Иванова, на меня четыре покушения.

Марьясов продолжал дело Белякова по реформированию Гусинобродского рынка. И единственные, кто дистанцировался от этого вопроса, вообще себя оградили, был рынок «Радуга». Даже если взять армян (скандально известный рынок «Манэ» Фрунзика Хачатряна, - прим. ДВ) – так ведь они судятся, выражают свое недовольство, ведут законный процесс. Для чего у нас суды? Для чего следственные отделы, которые расследуют тяжбы? Общество устроено так, что кто-то считает так, кто-то по-другому, и эти споры можно решить в правовой плоскости. А «Радуга», сделав свой незаконный договор о приобретении в собственность проекта [хлебозавода] и получив землю в придачу, не попадает под концепцию [мэрии].

Мы встречались с Валерием Маярьсовым в его кабинете и на инаугурации Виктора Толоконского. Это был улыбающийся человек, который просто вел разговор, без напыщенности… [Марьясов] работал и думал, что то, что он делает, приносит пользу людям и не думал другого, не думал, что кто-то может на это злится, ведь для него-то это было добро, он творил добро. И он считал, что это добро видят и понимают жители города. Он не думал, что кто-то может быть настолько зол до такой степени, что готов его убить, или видеть его какой-то разменной фигурой. Поэтому он и был без охраны, поэтому он так запросто свободно жил. Творя, он оторвался от реалий жизни, потому что невозможно творить, будучи полностью приземленным, зная все пороки общества. Поэтому то, что он недоглядел, это вина не его. Вина службы безопасности [мэрии]. И они, я думаю, понесут наказание.

Неужели вы считаете, что убийство Марьясова не показалось Якову Лондону слишком высокой ценой за место мэра?

О его отношении к людям как к фигурам я уже говорил. Что касается возможных проблем с правоохранительными структурами, то когда еще закончится это расследование? Через год или полтора? А выборы-то вот они, уже через неделю. Даже если убийц найдут, вину еще когда докажут. А даже если докажут – что ему сделают-то? Посадят? Он и так сидит.

Как же Вы объясняете, что управы на них нет, на этих, как Вы утверждаете, распоясавшихся экс-УБОПовцев?

У них есть покровитель – генерал-майор, руководитель ОРБ Юрий Михайлович Прощелыкин, который прикрывает на все глаза, везде все контролирует, чтобы там ничего, нигде. До этого всю информацию и деньги ему доносил [его заместитель] Никитин Александр Дмитриевич. Именно поэтому, потому что этот механизм работал, была вот такая связка: сотрудники, опера УБОПа, начальник УБОПа Козырев, заместитель Прощелыкина Никитин и сам Прощелыкин. Вот такая была цепь. [Сейчас] из этой цепи повылетали звенья. Одно звено крупное, это Козырев. Против Козырева, как известно, сейчас уголовное дело ведется.

Однако остались Полищук, Сафронов, Горелков, Смирнов, их Прощелыкин к себе забрал в ОРБ. Однако и на ОРБ не надо печать накладывать, я сейчас говорю о конкретных людях. О преступниках в государственной структуре, которые должны понести наказание. Они могли себе позволить сказать, что «это – милицейский город, мы в этом городе что хотим, то и творим». Это выродки, преступники, оборотни. Кстати, это слово просто идеально подходит. Я вот тоже с журналистом разговариваю, говорю – вот, через Никитина информация доходит до киллеров. Она восклицает в ответ: «Как, он же сотрудник?!» В сознании людей сидит, что к людям в форме, да еще с погонами, например, подполковника или генерала, отношение, что он должен быть чист как стекло, непорочен. А на самом деле – это оборотни.

А в УБОПе сейчас нормально все. Его теперь возглавляет Михаил Васильевич Болтенко. По отзывам очевидцев, там теперь нормальная рабочая обстановка, никто не бегает и не выкрикивает сумасшедшие фразы. Если ведется разговор, то он ведется сухо, без всяких там предположений и версий, без каких-то голословных обвинений. То есть люди стали работать профессионально.

Андрей, Вы достаточно свободно говорите о том, кто кому платит деньги, кто с кем договаривается. А откуда вообще у Вас такая информация? Ведь это Ваши оппоненты, тем не менее, Вы даете понять, что достаточно хорошо осведомлены о положении дел в их лагере.

От информаторов, плюс анализ того, что сам видел, сам услышал в разговоре. Информаторы – это не значит, что стучат люди на зарплате, нет, не стукачи, а люди, которые делятся информацией и взамен тоже получают информацию, в том числе и от меня. С таким же успехом можно назвать информатором и меня, потому что я отношусь к информации серьезно. Я ее собираю, сортирую, анализирую и делюсь. И также делятся со мной. Вот и все.

А почему убийства Белякова, Карпунина до сих пор не раскрыты? Мы с Вами вот сидим, свободно предполагаем, кто бы это мог сделать, выстаиваем версии, почему же компетентные органы не идут тем же путем?

В силовых структурах Прощелыкин делает все для того, чтобы те дела, которые нужно побыстрее замять, попадали в руки к нужным людям и в общем-то вялотекущим процессом уходили в архив. Все. Элементарно.

Как вы прогнозируете развитие отношений «Радуги» и мэрии? Допустим, после выборов мэрия продолжит свою политику. Это означает, что и стрельба продолжится?

Я не могу вам гарантировать, что они не рискнут еще кого-то убивать. Они могут пойти на эти крайние меры. Они уже делали этот шаг, переступали эту черту, поэтому этой черты для них уже не существует. И нужно конечно думать об осторожности, о безопасности мэра, нужно его охранять, это должна продумать служба безопасности, о безопасности замов также. Важно лишить преступников источника дохода, ведь это он позволяет им совершать преступления и подкупать и сотрудников милиции, и чиновников.

Справка:

Старых Андрей Викторович

Председатель попечительского Совета клуба спортивных единоборств «Первомаец».

Родился 4 февраля 1972 года в селе Барышево Новосибирского района Новосибирской области.

Учился в Сибирской государственной Академии путей сообщения.

1994 -1998 гг. - вице-президент Клуба спортивных единоборств «Первомаец».

С 1998 года - председатель попечительского Совета клуба спортивных единоборств «Первомаец».

В декабре 2001 года участвовал в выборах депутатов Новосибирского областного Совета по избирательному округу N 46 (баллотировалось 6 кандидатов), занял второе место, набрав 27,72% (4291 голосов).

Член «Единой России». С февраля 2004 года является членом политсовета новосибирского отделения «Единой России».

Женат. Имеет двоих детей (дочь Елизавета, 1994 г.р. сын Александр, 1998 г.р.).

Хобби: футбол, хоккей.

Гусинобродский рынок

Рынок занимает площадь свыше 34 га, его годовой оборот оценивается в 600-800 млн. руб.

Первой известной жертвой борьбы за влияние на вещевом рынке стал предшественник Валерия Марьясова на посту председателя департамента потребительского рынка Игорь Беляков. 7 августа 2001 года он был убит по дороге на работу.

Следующей жертвой 10 октября 2001 года стал экономический советник МУП «Вещевой рынок» Александр Гапоненко.

26 августа 2002 года киллеры расправились с депутатом горсовета Анатолием Карпуниным, который входил в совет директоров ОАО «Гусинобродское», образованного путем реформирования МУП «Вещевой рынок».

Утром 2 марта 2004 года в собственном подъезде на первом этаже на выходе из лифта был убит преемник Белякова, вице-мэр Валерий Марьясов.

Все эти преступления не раскрыты.

 

Дмитрий Виноградов.

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту