ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Ни прокуратура, ни МВД, ни ФСБ не выполняют своих функций

Ни прокуратура, ни МВД, ни ФСБ не выполняют своих функций

Ни прокуратура, ни МВД, ни ФСБ не выполняют своих функций

15 января в Москве прошла пресс-конференция на тему: «Коррупция в органах власти». В ней приняли участие Кирилл Кабанов, представитель Национального антикоррупционного комитета; Лев Пономарев, руководитель движения «За права человека»; Евгений Мысловский, глава фонда «Антимафия» и адвокат Станислав Маркелов. В начале пресс-конференции выступил К. Кабанов. Он напомнил, что 12 января 2004 года состоялось первое совещание Совета по борьбе с коррупцией при президенте РФ. «Наверное, до сих пор многие люди не могут найти однозначный ответ на вопрос, что будет делать данный Совет, и для чего он собственно нужен: это реальный шаг по ограничению коррупции в России или же очередной ход бюрократии, которая подтолкнула президента сделать столь громкий политический ход? Я хотел бы сказать, что у нас есть некоторые опасения по отношению к этому Совету. Они связаны, в первую очередь, с тем, что его создание нам кажется обыкновенной профанацией», - подчеркнул он.

Также К. Кабанов обратил внимание на то, что на сегодняшний день в России происходит дальнейшая бюрократизация государственной системы, а чем больше бюрократизация, тем больше, соответственно, коррупция.

Далее выступил Е. Мысловский, который, в свою очередь, отметил, что «тот Совет, которого мы ожидали увидеть, явно не состоялся», потому что, во-первых, сильно размыты полномочия его членов, во-вторых, непонятна его структура и самое главное - непонятны цели и задачи этого органа. «Я хотел бы сказать, что примерно два года назад в одном из своих заключений по антикоррупционному закону я писал, что нам действительно нужен какой-нибудь соответствующий орган при президенте, потому что ни прокуратура, ни МВД, ни ФСБ не выполняют своих функций по борьбе с коррупцией. На сегодняшний день, я могу сказать, что причина бездействия заключается в трех факторах. На места прокуроров пришли молодые люди, которые просто не знают, как бороться с коррупцией. Они просто боятся бороться с коррупцией, так как на сегодняшний день в правоохранительных органах самой опасной работой считается не борьба с бандитизмом, а борьба именно с коррупцией. Второй фактор заключается в том, что сидит какой-нибудь прокурор на своем рабочем месте и никого не трогает. За то, что человек просто-напросто бездействует, у нас еще не сняли ни одного человека. И третий фактор – это проплаченные результаты. Прокуратура, МВД, ФСБ получают взятки, чтобы они ничего не делали. Бездействие, основанное на коррупции, пожалуй, самое страшное, что есть. Мы очень надеялись, что будет создан подобный Совет при президенте, но, на наш взгляд, этого не получилось», - заключил он.

Следующим выступил Л. Пономарев. Он отметил, что при существующей политической системе любая систематическая борьба с коррупцией невозможна. И доказательства здесь совершенно очевидны. «Можно привести массу примеров: против компании ЮКОС и Ходорковского заказчиком противоправных действий является Кремль, заказчиком выборов с широким применением административного ресурса – тоже Кремль. То есть верить, что он будет бороться с систематической коррупцией, не приходится, поэтому я, в отличие от своих коллег, никогда не надеялся, что созданный при Путине какой-то Совет по борьбе с коррупцией сможет честно заниматься своей деятельностью. Это просто невозможно. С другой стороны, встает вопрос, а что нам делать? Ответ достаточно прост - не опускать руки, во всяком случае, правозащитным организациям, потому что к нам приходят люди за помощью. Поэтому мы не против того, чтобы объединить усилия с другими правозащитными организациями, которые, может быть, помогут нам защитить большее количество жертв коррупции», - подчеркнул он.  

Далее слово было предоставлено С. Маркелову. Как адвокат, он, в первую очередь, отметил, что в юридическом плане дела связанные с коррупцией, отличаются одной особенностью - количество вопросов в них всегда превышает количество ответов. «Я хотел бы привести некоторые примеры. Как известно, поймали очередную стаю «оборотней». Последним ведомством, где их достали, стало ГИБДД. Оказывается, его сотрудники ставили на учет краденые автомобили, которые были угнаны в Германии. Но почему-то никто не спрашивает, каким же образом эти автомобили прошли таможню? Соответственно, возникает следующий вопрос, какие в России условия прохождения таможни? В итоге оказалось, что у нас уже более 2-х лет не определены правила досмотра грузов для автомобиля. То есть, получается, что за службу доходов отвечает единственный чиновник, который сам  определяет правила. Если это не является коррупцией, то тогда я не знаю, что это такое! Есть еще один пример, от которого я просто пришел в ужас. На сегодняшний день в Рязанской тюрьме сидит Михаил Литвинов. Я стал выяснять, почему он сидит. Оказалось, что очень давно он дал очень большой кредит фирме КБ «Футурум». Эта организация ему задолжала, и Литвинов вдруг смог взыскать весь свой кредит через суд. Более того, Центральный банк уже стал выплачивать ему эту сумму. Но после этого его посадили за мошенничество и за незаконное отмывание денег. В итоге выяснилось, что КБ «Футурум» является единственной ликвидной частью Петрокоммерцбанка, а он, в свою очередь, составная часть «ЛУКОЙЛа». В общем, пока Литвинов не перестанет «наезжать» на корпоративные структуры, он будет сидеть в тюрьме, в независимости от того, прав он или нет», - подытожил адвокат.

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту