ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Чего испугалась мэрия?

Чего испугалась мэрия?

Чего испугалась мэрия?

Россияне, как известно, – не самые активные в смысле выражения общественного протеста граждане. С французами, итальянцами или какими-нибудь другими южанами не сравнить. Однако власти стали бояться даже малочисленных митингов, особенно если они окрашены перспективой возможных провокаций. Запланированный на 23 февраля на Лубянской площади митинг памяти жертв геноцида чеченского народа запрещен мэрией Москвы. Как заявил один из его организаторов, член Координационного комитета движения "Российские радикалы" Андрей Родионов, митинг должен был способствовать политическому разрешению российско-чеченского конфликта и учреждению временной администрации ООН в Чечне. Среди организаторов - Транснациональная радикальная партия, движение "За права человека", Комитет антивоенных действий, движение "Российские радикалы", Антивоенный клуб и Общественный центр им. А.Д. Сахарова.

Очевидно, что политический контекст запрета – главный. Инициатива Евросоюза о т.н. мирном плане урегулирования ситуации в Чечне, подразумевающем ввод в республику миротворческого контингента ООН, уже был на официальном уровне жестко отвергнут российскими властями. В том, что подобные предложения никто не захочет выслушивать на улице, сомнения не вызывает.

Однако, скорее всего, есть еще одна причина у данного запрета – желание предотвратить возможные античеченские выступления в российской столице, насквозь пронизанной раздражением ко всему нерусскому.

Лозунги и призывы «гнать черных» из России раздаются в последнее время слишком часто: даже со стороны официальных лиц, коими являются, например, депутаты от фракции ЛДПР, в частности, А.Митрофанов. И эти лозунги попадают на благоприятную почву, так как когда с телеэкранов слышно «Верните Россию русским!», до «Для этого выгоним черных» - один шаг.

А между тем на личностном уровне многие российские граждане к чеченцам относятся вполне лояльно. Скорее, античеченские настроения свойственны групповому сознанию и являются продуктом жесткой политической пропаганды. Очень показательны в этой связи результаты октябрьского опроса ВЦИОМ. «Как Вы считаете, чеченцы - такие же граждане России, как и русские, которые живут, скажем, во Владимирской, Новосибирской и т.п. областях?», – спросили социологи. Респонденты ответили:

 

 

2001

Апрель

2002

май

2003

октябрь

Определенно да/скорее да

58

52

65

Скорее нет/определенно нет

34

43

29

Затруднились ответить

8

5

6

 

«Испытываете ли Вы сейчас чувство ненависти, мести по отношению к чеченцам?», – респондентов попросили уточнить свои ощущения. На этот вопрос последовали такие ответы:

 

 

2000 год

март

2003 год

октябрь

Определенно да/скорее да

35

25

Скорее нет/определенно нет

57

69

Затруднились ответить

8

6

 

«Боитесь ли Вы, что чеченцы будут мстить России и ее населению за жертвы и разрушения, причиненные действиями федеральных сил?», - прозвучал следующий вопрос. Респонденты ответили:

 

 

2000

март

2003

Октябрь

Определенно да/скорее да

74

64

Скорее нет/определенно нет

20

28

Затруднились ответить

6

8

 

«Какая из следующих двух точек зрения Вам ближе?», - решили уточнить социологи. Россияне ответили:

 

 

2002

июль

2003

октябрь

С чеченцами можно вести диалог "на равных"

19

35

Чеченцы понимают только "язык силы", и попытки говорить с ними "на равных" воспринимают лишь как слабость другой стороны

67

45

Затруднились ответить

14

20

 

Насколько повсеместно распространены данные суждения? Ответ на этот вопрос дает исследование Фонда «Общественное мнение». В ходе массового опроса в январе прошлого года россиянам был задан вопрос: "В вашем городе (селе) проживают или не проживают чеченцы?". Утвердительно на него ответили 55% наших сограждан. Чаще о фактах проживания чеченцев по соседству говорили жители мегаполисов (77%) и больших городов (75%), а также те, кто жили в Центральном (63%) и Северо-Западном (67%) федеральных округах. Реже, чем в среднем по опросу, об этом сообщали жители Сибирского (49%) и Дальневосточного (42%) округов. Вряд ли расселение чеченцев по России – такое массовое. Скорее всего, люди склонны видеть чеченца в любом человеке с внешностью кавказца, заключили тогда социологи.

Тех, кто считает, что в их населенном пункте чеченцев нет, или затрудняется ответить на вопрос об их присутствии, спросили: "Если бы в вашем городе (селе) поселились чеченцы, как бы Вы к этому отнеслись – с одобрением, с неодобрением или Вам это безразлично?". С одобрением бы отнеслись к этому примерно десятая часть ответивших на вопрос (4% от числа опрошенных), безразлично – примерно треть (16% от числа опрошенных), неодобрительно – около половины (19% от числа опрошенных).

Личный опыт общения с чеченцами был у 29% респондентов. Чаще, чем в среднем по опросу, это жители Южного федерального округа (43%). У большинства же (68%) такого опыта не было. При этом обнаружилось, что опыт общения часто оставляет позитивные впечатления. Больше половины тех, кто имел личные контакты с чеченцами (или 17% от числа опрошенных), сказали, что их впечатления в целом были положительными. Отрицательные впечатления остались примерно у трети тех, кто общался с чеченцами (9% от числа опрошенных). Примечательно, что о своих положительных впечатлениях чаще говорили люди средней возрастной группы (36-50 лет – 25%) и имеющие высшее образование (24%).

Отвечая на вопрос: "Почему Ваши впечатления от общения с чеченцами были положительными?", респонденты чаще всего (7%) говорили, что те чеченцы, с которыми им приходилось общаться, – обычные, "нормальные" люди.

Существуют ли подобные миролюбивые настроения сегодня? Скорее всего, нет. Виной тому не только несколько крупных терактов, произошедших в России за минувший год, но и массированная античеченская пропаганда, множащиеся организации скинхедов, воинствующие с телеэкранов политики и, наконец, что творится в самой Чечне.

 

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту