ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Даст ли добро европейская таможня?

Даст ли добро европейская таможня?

Даст ли добро европейская таможня?

Урегулировать таможенные проблемы со странами, вступающими 1 мая в Европейский союз, Россия должна  в самые ближайшие сроки. Границы ЕС через пару месяцев расширятся, и многие в Европе ждут этого момента с опасением. Особенно в связи с обострившимися отношениями между Россией и ЕС. Однако неразрешимых проблем нет. "Мы - давние партнеры" – утверждает первый заместитель председателя Государственного таможенного комитета РФ Леонид Лозбенко. В интервью журнала "Европа" он приводит конкретные примеры сотрудничества.

 - Леонид Аркадьевич, какие этапы прошло в своем развитии сотрудничество российских таможенников с их европейскими коллегами и Европейской Комиссией в сфере таможенных вопросов?

- Мы - давние партнеры, и история нашего сотрудничества достаточно долгая. Начиналась она еще во времена существования Советского Союза и уже тогда ЕС был одним из наших основных торговых партнеров. Правда, наша служба тогда была, что называется, таможней чемоданной, то есть пассажирской. Экономика СССР в то время была централизованной, государство имело монополию на внешнеэкономическую деятельность и все, что связано с экспортом и импортом, решалось через соответствующие подразделения и объединения министерства внешней торговли. Все они базировались в Москве, и при наличии "железного занавеса" не было необходимости в каких-либо специфических таможенных действиях.

А единая Европа в части, касающейся таможенного дела, прошла весьма длительный путь развития. В конечном итоге эта служба в ЕС превратилась в мощную, хорошо отлаженную машину, которая выполняет все те же функции, что и таможенные администрации других стран. Но с одной небольшой особенностью: из двух главных функций таможни - наполнение бюджета и защита своего внутреннего рынка - Брюсселю делегирована только одна, фискальная. Правоохранительные функции оставлены на национальном уровне, хотя и координируются Европейской Комиссией.

На базе этого развития, с рождением новой России, начался и новый этап в наших взаимоотношениях. До середины 1990-х годов для обеих сторон продолжался период взаимного узнавания и осознания того, кто мы есть. У нас, в России, принимались различные документы, скажем, вводился в действие новый Таможенный кодекс. В этот период создавались первые предпосылки к тому, чтобы наше взаимодействие было как можно более тесным. Оно, повторяю, не начиналось с нуля, но все же строилось на совершенно новой основе.

Россия начала создавать вокруг себя различные формы межгосударственных объединений. В начале 1990-х годов возникло СНГ, затем зародился Союз с Белоруссией, ЕврАЗЭС, сейчас на повестку дня вышла "четверка" - Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан.

В последние годы чрезвычайно стремительно развивалась собственно таможенная служба России, формируясь как современный государственный институт, если хотите, таможня XXI века. За этот же период в ЕС сложилось то, что нас интересует сейчас более всего, - новая транзитная компьютерная система. Она основана на самом современном понимании этих процессов.

Если рассмотреть формальные параметры - законодательная база, кадровое обеспечение, информационные технологии, - то и мы, и ЕС развиваем эти службы в соответствии с общепринятыми в мире подходами. В основном они базируются на конвенциях и рекомендациях Всемирной таможенной организации.

- То есть у нас много общего?

- Да. Но надо помнить и об определенных различиях. ЕС - геополитическое объединение, выстраивающее свою таможенную политику для решения стоящих перед ним конкретных задач. Свои планы и цели есть и у Российской Федерации. И сейчас, когда реальность такова, что с 1 мая этого года ЕС увеличивается на 10 вступающих в него государств, надо отдавать себе отчет, что более 50 процентов торгового оборота России будет приходиться именно на единую Европу.

Между тем есть неписаное, но четко проявляющее себя правило: таможенная служба должна развиваться, на два шага опережая все остальные экономические институты страны. Таможня - это страж у ворот государства. Если она не готова к предполагаемому повороту событий, то просто физически не даст развиться тому, что способствует экономическому росту, - то есть внешней торговле.

Таким образом, мы видим, что сейчас сложились объективные условия, которые требуют от российской и европейской таможни не просто нахождения общего языка, а конкретных действий, которые могли бы помочь обеим сторонам обеспечить резко возрастающие объемы внешней торговли.

Еще один важный аспект: Россия - транзитная страна, самый короткий мост между Западом и Востоком. Именно поэтому ЕС с таким интересом относится к нашим предложениям найти взаимопонимание в вопросах, касающихся сочленения транзитных систем РФ и ЕС.

-  Но как воплотить в жизнь этот замысел?

- Вот именно - как? У нас свои подходы, свои правила, у европейцев - свои и при этом достаточно закрытые. Нельзя просто сказать, что мы, дескать, уважаем ваше законодательство и хотим жить с вами в дружбе, а потому пустите нас в свою транзитную систему. Не пустят! И на этом этапе, пожалуй, правильно сделают. Как тут быть? Жить-то надо, торговать-то надо.

Вот поэтому мы договорились: прежде чем беседовать о самой транзитной системе, надо условиться о понятиях. Прийти к соглашению о том, что является основным таможенным документом. Для европейцев - это единый административный документ (ЕАД), используемый для всех целей - экспорта, импорта, транзита. А у нас - это грузовая таможенная декларация. Суть этих документов едина, хотя они и отличаются по ряду позиций.

В связи с этим мы пришли к соглашению о создании обеими сторонами экспертных групп, которые могли бы изучить вопросы возможной стыковки этих документов. Две встречи уже состоялось, выяснили, какие есть принципиальные разногласия, и определили, что необходимо предпринять, чтобы все согласовать на базе единого административного документа. Работа идет в весьма быстром темпе, и в 2004 году хотим подготовительный этап завершить.

Если нам это удастся, а я уверен, что так оно и случится, то мы сосредоточимся на другом важном проекте - нашем вхождении в компьютерную транзитную систему ЕС. Это потребует гораздо большего времени и более значительных затрат. Но идеология этого процесса уже выстроена.

Когда не так давно я рассказывал об этих планах руководителям таможенных служб Европейского региона ВТО, собравшимся в Москве на конференцию, то встретил с их стороны большую заинтересованность и полное взаимопонимание. Все прекрасно отдают себе отчет, что если будем работать на этой основе, то такое видение таможенного процесса привнесем дальше - и на Юг, и на Восток, в граничащие с Россией страны.

-  Вот это и будет то, что уже можно называть единым транзитным пространством от Атлантики до Тихого океана...

- Совершенно верно. ЕС отладил систему, основанную на взаимном доверии и единой документации, она очень свободна внутри себя, но довольно закрыта извне. В нее могут допустить только того партнера, который соответствует целому ряду критериев, подобно тому, как это бывает при вступлении в ЕС.

-  Можно ли эту систему ЕС сейчас считать для европейского региона оптимальной, максимально отвечающей потребностям таможенной работы?

- Конечно. Хотя и мы тоже не лыком шиты, и сейчас отрабатываем собственную информационную систему, для чего взяли у Всемирного банка кредит в 140 миллионов долларов. Она создается по российскому сценарию. Но наши компьютерные специалисты строят ее таким образом, чтобы она была восприимчивой к возможным изменениям, открытой миру. И в то же время, чтобы ключи от нее находились в руках у России. Это, на мой взгляд, очень важно. И пока дело продвигается успешно. Соседи из ближнего зарубежья с большим интересом воспринимают наш опыт в этом отношении.

Нам предстоит гигантская работа, чтобы вывести транзит через Россию на уровень мировых стандартов. Для нашей страны - это жизненно важный вопрос. Недаром проблемами транзита у нас сейчас занимаются 17 государственных ведомств.

Чтобы подчеркнуть значимость таможенных проблем, приведу пример из своей практики работы на посту вице-президента Всемирной таможенной организации. Тогда мне вместе с представителями Всемирного банка много приходилось заниматься африканскими делами, а этот регион по сей день остается самым слабым звеном мировой экономической системы. По наивности, а точнее, на уровне наших тогдашних представлений, мы полагали, что дадим этим государствам денег, пришлем экспертов и через каких-нибудь 5 лет положение дел изменится кардинально. Но не тут-то было. Когда стали искать причины провалов, выяснили, что в 80 процентах случаев к приему всей этой технической помощи не была готова таможня. То есть ведомство, которое должно было эти потоки через себя пропустить, проконтролировать, что ввезено, что вывезено, оказалось не готово. Значит, надо начинать с готовности первого института - таможни. И Россия сейчас стоит именно на таком этапе. Наша задача - сделать отечественную таможню конкурентоспособной на мировом уровне. И ее решение уже находится на уровне конкретных логично выстроенных планов, расписанных до 2008 года.

- Один из шагов - вступление в силу нового Таможенного кодекса?

- Да. И теперь, после первых месяцев работы, в соответствии с новым основным документом, регламентирующим нашу деятельность, видно, как не правы были те, кто предрекал, что он породит хаос, вызовет потерю управляемости и все посыплется и рухнет. Осенью 2003 года на нас обрушивался вал критики, и мы терпеливо сносили все упреки, будучи уверенными в своей правоте.

Поверьте, мы не хвастаем, и свои недостатки знаем лучше наших критиков, но идем к достижению весьма масштабных целей и уверены в правильности избранного пути. Одним из стержневых моментов в достижении этих целей служат наши контакты с Европейским Союзом.

- Что нас ждет в будущем?

- Электронное декларирование, заблаговременная передача данных - все это даст возможность кардинально повысить скорость работы потому, что мы заранее проанализируем все риски, обработаем информацию и на границу в пункт пропуска пошлем свое заключение: если грузовик с номером таким-то проследует через вас - пропустите беспрепятственно.

- Но ведь все равно останутся коммерсанты, которые будут стремиться обойти действующие законы в своих интересах.

- А это уже второе направление нашей работы - правоохранительное. И в этой сфере мы неплохо взаимодействуем с европейскими партнерами. Провели целый ряд совместных операций на нашей территории и у них. Хотели бы расширить эту деятельность, да не всегда хватает сил. Однако мы работаем над тем, чтобы возвести прочный заслон поставкам наркотиков, взрывчатых веществ, потоку криминальных капиталов, поддельной продукции всех видов. Находим в этом полное взаимопонимание с нашими коллегами из Старого Света.

Беседовал Александр Степанов

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту