Грузия и ее защитники

Грузия и ее защитники
Вторую неделю в Грузии продолжаются акции протеста оппозиции с требованиями к президенту страны уйти в отставку. Михаил Саакашвили в ответ заявляет, что никуда со своего поста до истечения конституционного срока не уйдет и продолжает призывать лидеров оппозиции к диалогу. Очередное приглашение прозвучало в среду. Президент Грузии сказал, что понимает, в каком положении оказались участники уличных манифестаций, требующие отставки президента. Однако он призвал их к единству в сложившейся ситуации и к совместным усилиям по оказанию помощи неимущим.
9 апреля оппозиция разбила палатки у зданий парламента и президентской администрации. И по сообщениям СМИ, по мере приближения православной Пасхи, которая отмечается в воскресенье, число участников протестов сокращается. С момента начала демонстраций полиция действует максимально сдержанно и в то же время «выполняет возложенные на нее обязанности как по обеспечению общественного порядка и безопасности граждан, так и по защите прав граждан. Правительство Грузии следит за ходом демонстраций и серьезно рассматривает все обвинения, из каких бы источников они не поступали», - заявляют в Министерстве внутренних дел.
Оппозиция обвиняет Михаила Саакашвили в проведении курса, приведшего к конфликту с Южной Осетией и Абхазией, кульминацией которого стала августовская грузино-российская война. Россия признала оба эти региона в качестве независимых государств. В каждом из них размещены российские войска, что вызывает соответствующую реакцию в Тбилиси.
Михаил Саакашвили со своей стороны обвиняет Россию в наращивании своего военного присутствия в Абхазии и Южной Осетии, а также в финансовой поддержке грузинской оппозиции, требующей его отставки. По словам грузинского лидера, наращивание российского военного присутствия в регионе не случайно совпало по времени с выступлениями оппозиции. И по его словам, он не собирается уступать давлению своих противников, за спиной которых, по его утверждениям, стоит Россия. Данный факт, однако, опровергается большинством грузинских и российских политиков и экспертов.
Бывший президент Грузии Эдуард Шеварнадзе, который в 2003 году был вынужден под давлением оппозиции уйти в отставку, заявил, что сегодня на месте Саакашвили он бы ушел с поста президента. Вспоминая о собственном подобном опыте, он говорит: «Я бы на его месте ушел в отставку. Я действительно, когда интересы страны этого требовали, ушел в отставку. Я знал, что было два исхода: кровопролитие или отставка. Я выбрал второй путь. Я, обращаясь к нашей общественности, сказал о том, как поступил бы я. Я сказал, что если бы я был сегодня президентом, после таких событий я бы подал в отставку».
Что же касается участия России в последних политических протестах в Грузии, то Эдуард Шеварднадзе его исключает: «Нет, на данный момент я исключаю это. У России – своя головная боль. Мировой кризис, естественно, серьезно затронул Россию, все регионы России, и не только экономический кризис, но и политический кризис. Я уверен, что экономический кризис в ближайшем будущем, безусловно, перерастет в политический». Таким образом, России сегодня просто не до Грузии.
Главные же решения, по его словам, были приняты в августе. «Москва, да и вся Россия в целом, безусловно, допустила грубейшую ошибку, когда она пошла на почти полную оккупацию Грузии. Грубейшую ошибку. Это первое. Вторая ошибка заключается в том, что Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Это, я считаю, грубейшая ошибка в целом России и российского руководства, - подчеркнул экс-лидер Грузии. - Потому что они сами создают прецедент. Россия – это не только русские, там живут чеченцы. Ингушетия, Дагестан – 4,5 миллиона людей. Татарстан - огромная территория, где добываются десятки тысяч тонн нефти. Башкортостан и так далее. В России живут не только русские, но и другие народы. И принимая такое решение, я имею в виду признание независимости Абхазии и Южной Осетии, Россия для своего народа создает опасный прецедент». «Если Абхазия может быть независимой, маленькая по территории и по численности населения, почему Чечня не может быть независимой или Дагестан, или Татарстан? Так что этот прецедент, мне кажется, будет иметь очень тяжелые последствия для самой России» - считает Шеварднадзе. 
Рассуждая о возможности диалога между оппозицией и властями в Грузии, он отмечает: «Как мне известно, оппозиционеры не отказывались от возможного диалога с президентом. Они, естественно, предварительно выдвигали какие-то условия. И эти условия разные. Там 10-12 партий, у каждой – свои взгляды, свое мировоззрение, свои интересы. Но в одном все эти оппозиционные партии едины: это отношение к президенту. Все они, как один, требуют отставки президента».
Но в отставку Саакашвили, в отличие от своего предшественника, не собирается, а поэтому прогнозировать дальнейшее развитие событий очень трудно. «Сейчас очень тяжелая ситуация, очень тяжелая. Понадобится, наверное, не один год для того, чтобы стабилизировалась ситуация во всей Грузии. И особенно для того, чтобы восстановить территориальную целостность, я имею в виду возвращение в лоно Грузии Абхазии и Южной Осетии, - признает Шеварднадзе. – Но я уверен – рано или поздно – Россия и российское руководство поймут, что они допустили грубейшую ошибку, признав их независимость».
Между тем парламентское большинство, поддерживающее Михаила Саакашвили, надеется найти общий язык с оппозицией. Представитель большинства, председатель парламентского комитета по евроинтеграции Давид Дарчиашвили заверяет: «Власти были готовы, готовы и сейчас, и будут готовы к диалогу. Просто диалог имеет свои правила: во-первых, есть конституционные рамки, а во-вторых, на языке ультиматумов диалога не бывает. Языком ультиматума говорили в 1945 году с окруженными в Берлине нацистами. Я думаю, мы сейчас совсем в другом положении, и говорить сейчас языком ультиматумов не имеет смысла. Надо, чтобы политические силы просто поговорили друг с другом, а после этого уже можно будет говорить и о конкретных шагах. А вот это - «Ты уйди, я приду, а что мы потом сделаем, этого я тебе не скажу» - это и не диалог, и не то, что нужно большинству населения».
Конкретизируя темы возможных переговоров, Дарчиашвили отметил: «Власть предлагает диалог, и это предложение подразумевает разговор об избирательной системе, если на то есть желание, разговор о пересмотре фундаментальных конституционных принципов. Со стороны власти готовность к нему существует. О чем еще можно говорить – сейчас трудно сказать, так как такие вопросы должны ставиться и решаться именно в диалоге. Главное, чтобы они изъявили желание разговаривать».
«У политической системы есть своя логика, и характерным свойством любой политической силы является борьба за власть, но должны существовать формы этой борьбы. Формы этой борьбы – это соглашение о правилах игры, а не так, что «я не хочу твоих правил игры, я прихожу со своими правилами, причем не скажу с какими, а ты просто должен уйти». Мы это уже проходили, и это есть шаг к сильнейшему противостоянию, и абсолютное большинство населения этого точно не хочет. Требование общества – диалог и соглашение» - подчеркнул парламентарий.
По его словам, может начаться диалог и об изменении государственного устройства, которое теоретически может стать предпосылкой смены власти. «Разговор об этом уже начался, но ведь власть же не объявит заранее: «Я хочу таких изменений в Конституции?» Власть говорит: «Давайте мы, все политические силы, которые пользуются в обществе определенным влиянием, у которых есть политический опыт и потенциал, вместе определим, что необходимо для страны, для ее независимости и ее демократического развития». Для этого уж точно не нужны ультиматумы» - констатировал Дарчиашвили.
По его словам, Михаил Саакашвили может лично принять участие в переговорах. «Если у оппозиции будет такое желание – это возможно. Я думаю, что если со стороны оппозиции будет такое желание, то отказа точно не будет. Тем более что было даже сделано заявление, что президент готов говорить с любой политической силой. Но ведь у всякого разговора есть свои правила, формат и т. д. Нужно определить, кто организует эти переговоры, кто примет участие, кто будет наблюдателем – может, будут присутствовать представители неправительственных и международных организаций, и т. д.»
«Власти уверены, что у них есть политическая воля и возможности, чтобы позаботиться, с одной стороны, об укреплении демократических институтов, а с другой стороны – о решении социально-экономических проблем в той труднейшей ситуации, в которой страна оказалась в результате вмешательства внешних сил. Так о каких же шагах может идти речь, кроме как о направленных на еще большее подключение к этим процессам политических сил, желающих и способных взять на себя эту ответственность? – рассуждает Давид Дарчиашвили. - Но, повторяю, это никоим образом нельзя понимать так, что надо отправить в отставку избранного президента, находящегося вместе со своей страной в трудной ситуации не по своей вине, а в результате российской агрессии и мирового экономического кризиса. Оттого, что по объективным причинам нам трудно справиться с внешними силами – нам что же, друг на друга бросаться, чтобы хотя бы друг друга побеждать? Этого нельзя допустить потому, что речь идет о будущем наших детей, а не потому, что кто-то сегодня чего-то хочет или не хочет. Чтобы решить какую угодно проблему, надо сесть и поговорить – какой должна быть внешняя и внутренняя грузинская политика, кто и как должен перераспределить функции. Но, к сожалению, оппозиция говорит, что Саакашвили следует изгнать из общества. Но кого изгонять – того, кто получил как минимум вдвое больше голосов, чем самый популярный лидер оппозиции? Общественность хорошо всё это знает – вот потому-то такие требования не находят поддержки».
«Пока что идет война нервов: кто дольше выдержит противостояние, то есть удержит себя от незаконных, неправомерных действий, - так комментирует ситуацию один из авторов ныне действующей в Грузии Конституции Вахтанг Хмаладзе. - Власти стараются показать, что они абсолютно спокойны. Но эксцессы, которые происходят вне территории, где проходят акции, нападения на активистов, показывают, что спокойствие показное. Очень многое будет зависеть от того, кто дольше удержит ситуацию в руках и не пойдет на действия, которые дадут другой стороне возможность обвинить его в правонарушениях. Я уверен, что у оппозиции есть и другие сценарии возможного развития событий. Если реально смотреть на вещи, то помимо отставки президента есть и другие возможности свести власть Саакашвили почти к нулю - путем конституционных изменений единоличную власть Саакашвили можно не только резко уменьшить, но и практически устранить».
Эльмира Таривердиева, обозреватель Европейской редакции Trend со своей стороны отмечает: «Акции протестов оппозиции, начавшиеся неделю назад в Грузии, наблюдатели ждали с некоторым опасением и большим интересом. В памяти еще были живы воспоминания о ноябре 2007 года, когда президент Михаил Саакашвили подверг свои демократические принципы серьезному испытанию, послав штурмовые отряды для подавления протестов населения. Однако вопреки ожиданиям акции оппозиции, проходящие по сей день, протекают вяло и без эксцессов. Президент работает с документами в своей резиденции, в то время как оппозиция разбивает там же палаточный городок, благо акции были предусмотрительно назначены на апрель. И вроде все при деле. Что удивительно, часть оппозиции готова к диалогу с властями, а власть, в свою очередь, не против диалога с оппозицией. Так в чем же смысл акций? Понятно, что если даже акции продлятся еще полгода, Саакашвили с поста добровольно не уйдет. Понятно это всем, в том числе и лидерам оппозиции».
«Да и кадровые перестановки в правительстве на самом высшем уровне в компетенции скорее не президента, а Вашингтона, - продолжает эксперт. - Не вызовет удивления, если в скором времени, как и в любое сложное время для Грузии, в Тбилиси прибудет чиновник госдепа США Мэтью Брайза и поможет наладить диалог с властями. Показательна встреча госсекретаря США Хиллари Клинтон с главой МИД Грузии Григолом Вашадзе в Вашингтоне. Она «дала высокую оценку протекающим сегодня в Грузии процессам, которые не выходят за рамки демократии», как сказал посол Грузии в США Бату Кутелия. А это значит, что акции протеста - это не более чем театральная декорация. Августовские события - слишком серьезны, чтобы забыть о них в самой Грузии. И если бы оппозиционеры не потребовали от президента отставки и не возложили бы на него ответственность за произошедшее, это противоречило бы всем нормам демократии. А большой брат Тбилиси Вашингтон уже не смог бы так рьяно защищать недемократический строй в отдельно взятом регионе. И недовольство было высказано. Акции прошли. Протесты и требования прозвучали. Ритуал соблюден, если бы оппозиции в Грузии не было, ее стоило бы придумать».
Главный минус оппозиции, по мнению Таривердиевой, это отсутствие у нее единого лидера. «Оппозиция не имеет одного общего лидера, что усложняет вопрос об отставке Саакашвили. И вряд ли народу Грузии нужны сейчас такие эмоциональные потрясения. Объективно уровень доверия к Саакашвили по вопросам экономики и борьбы с коррупцией велик. А политические ошибки… ну кто не делал политических ошибок? На фоне финансового кризиса как-то отходит на второй план все кроме хлеба насущного. Время для еще одной перемены пока не пришло. Да и кто утверждает, что будет лучше? – рассуждает эксперт. - Оппозиция Грузии слаба именно отсутствием фигуры, которая могла бы пользоваться полным доверием как грузин, так и американской администрации. Ни Леван Гачечиладзе, «единый кандидат» от оппозиции на прошлых президентских выборах, ни Саломе Зурабишвили, француженка грузинского происхождения, ни Георгий Хаиндрава, бывший министр по урегулированию конфликтов, не пользуются поддержкой американской администрации».
«Личный друг госдепа США Ираклий Аласания, еще недавно представлявший Грузию в ООН, и Нино Бурджанадзе, дважды спикер грузинского парламента, не пользуются особой популярностью внутри самой Грузии. Аласания молод и не так хорошо известен в Грузии как за ее пределами, а Бурджанадзе стойко ассоциируется с революцией роз, где она стояла плечом к плечу с ныне действующим президентом, а значит…не нужно бессмысленных перемен, - продолжает Эльмира Таривердиева. - Еще одним оппозиционером «в изгнании» является Ираклий Окруашвили, бывший министр обороны, заочно осужденный в Грузии по обвинениям во взяточничестве, служебной халатности, превышении служебных полномочий и «отмывании денег». Перед своим задержанием в октябре 2007 года Окруашвили в прямом эфире одного из телеканалов Грузии обвинил Саакашвили в лоббировании интересов своей семьи при закупке оружия для армии и подготовке операции по физической ликвидации ныне покойного бизнесмена Бадри Патаркацишвили. После задержания Окруашвили был отпущен под залог, а затем покинул страну и уехал во Францию. Однако вряд ли Окруашвили рискнет и вернется в страну, французское изгнание все же лучше чем тюрьма в родной Грузии» - заключает эксперт.
Кстати, вопрос о том, поддерживает ли в настоящий момент Вашингтон Грузию, многие эксперты называют ключевым. И грузинские политики стараются развеять все опасения на этот счет. «США остаются стратегическим партнером Грузии – заявил спикер парламента Грузии Давид Бакрадзе по результатам встречи во вторник министра иностранных дел Грузии с главой Госдепартамента США. По его словам, встреча Вашадзе-Клинтон была четким сигналом для скептиков. «Я думаю, что всем скептикам и недоброжелателям, которые в последнее время активно распространяют слухи о том, что поддержка США Грузии ослабла, были посланы довольно четкие сигналы. Я уверен, что США останутся нашим главным стратегическим союзником», - подчеркнул Бакрадзе.
По его словам, Грузия, кроме политической поддержки, получила от США и финансовую помощь. Однако публично зафиксирована была лишь поддержка. Хиллари Клинтон заявила, что приветствует развитие двусторонних отношений в самом широком спектре. «Мы ищем пути для углубления наших дальнейших отношений. Мы зафиксировали свою поддержку территориальной целостности и независимости Грузии», - подчеркнула госсекретарь США.
Вице-премьер, госминистр Грузии по европейской и евроатлантической интеграции Георгий Барамидзе со своей стороны констатировал: «Я рад, что наши американские друзья подобно европейцам поддерживают суверенитет, территориальную целостность Грузии и демократическое развитие. Кроме того, все призывают Россию воздержаться от агрессии, также призывают грузинскую оппозицию и власти решать все проблемы путем диалога».
«Соединенные Штаты Америки приложат все усилия, чтобы развеять все аргументы России в отношении Грузии», - считает эксперт Каха Гоголашвили. По его мнению, США ведут довольно интенсивные переговоры в отношении Грузии. «Россия пытается привести в качестве аргумента то, что Грузия будто бы не является демократическим государством, что она имеет правительство, которое создает угрозу окружению и является очагом дестабилизации в регионе. Однако США приложат все усилия, чтобы развеять эти аргументы России», - заявил эксперт.
В том, что США продолжат поддерживать Грузию, уверен председатель комитета по внешним связям парламента Грузии Акакий Минашвили. «В интересах США поддерживать молодую демократию Грузии и защитить ее территориальную целостности и независимость», - заявил он.
Наглядной иллюстрацией всех вышеприведенных тезисов должны стать предстоящие в Грузии военные учения. Как сообщили представители североатлантического альянса, с 6 мая по 1 июня в Грузии в рамках программы НАТО состоятся военные маневры, в которых примут участие 1300 военнослужащих из 19 стран. Цель учений, которые пройдут на военной базе в 20 километрах от Тбилиси - отработка взаимодействия и совершенствование координации между партнерами по альянсу, тяжелая военная техника использоваться не будет.
Против проведения учений резко выступила Россия. Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров заявил в четверг, что «демонстрация натовского соучастия в том, что касается грузинского режима, наверное, не пошлет правильного сигнала тем, кто хочет искренне добиться стабилизации обстановки на Кавказе». Он также выразил надежду, что страны НАТО сделают из событий августа прошлого года правильный вывод о том, что «вооружать Грузию – это опасно».
В ответ на это министр по европейской и евро-атлантической интеграции Грузии Георгий Барамидзе заявил, что призыв России к отмене военных учений является «вмешательством во внутренние дела Грузии».  Представитель НАТО Роберт Пшчел  в свою очередь заверил, что военные учения никоим образом не связаны с какими либо событиями в Грузии и не могли явиться  ни для кого «сюрпризом»,  поскольку были назначены давно.
Посол Грузии при НАТО Реваз Бешидзе со своей стороны разъяснил: «Целью этих учений является улучшение взаимодействия между НАТО и государствами-партнерами. В ходе маневров будет сначала отрабатываться подготовка командования к участию в операциях по реагированию на кризисы на уровне многонациональных преград. Затем последуют полевые учения, задача которых – подготовка к миротворческим операциям на уровне батальонов. Учения пройдут на военной базе близ Тбилиси. Подготовка к этим учениям началась еще весной 2008 года и прошла все этапы, необходимые для проведения мероприятия такого уровня. Совсем недавно на апрельском саммите НАТО альянс принял решение об углублении сотрудничества с Грузией. Я хотел бы напомнить некоторые моменты декларации этого саммита, где было подчеркнуто, что решение Бухарестского саммита о членстве Грузии в НАТО остается в силе. Будет задействована комиссия НАТО в Грузии, будет усилено представительство НАТО в Грузии. Саммит НАТО приветствовал развитие сотрудничества по имплементации годового национального плана. Хочу напомнить, что эти решения были приняты на уровне глав государств буквально 2 недели тому назад. Соответственно, эти учения являются частью сотрудничества Грузии и НАТО, и мы не считаем это провокационным. Мы не считаем, что это нанесет вред стабильности и безопасности в регионе».
Комментируя заявление постпреда России в НАТО Дмитрия Рогозина о том, что маневры могут осложнить внутриполитическую ситуацию в Грузии, Реваз Бешидзе подчеркнул: «Конечно, это не так. То, что происходит в Грузии – это мирные митинги. Они являются частью демократического процесса. Я еще раз хочу подчеркнуть, что подготовка к этим учениям началась еще весной 2008 года. Это является частью нашей программы. Наоборот, я здесь призвал бы наших российских коллег еще раз посмотреть декларацию саммита, где говорится, что главы государств призвали РФ к выполнению международных обязательств, взятых 12 августа 2008 года, что подразумевает вывод вооруженных сил РФ на позиции, которые были зафиксированы до конфликта. Как раз такие шаги будут способствовать стабильности в регионе». 
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту