Что сделает Михаил Саакашвили, чтобы не потерять власть?

Что сделает Михаил Саакашвили, чтобы не потерять власть?
Две недели спустя после начала акций протеста грузинской оппозиции в Тбилиси, продолжающей требовать отставки президента Михаила Саакашвили, который, в свою очередь, продолжает изъявлять готовность сесть с протестующими за стол переговоров, обстановка в грузинской столице обострилась.  В среду пришло подкрепление из регионов: в Тбилиси прибыли автоколонны с тысячами сторонников оппозиции, из-за чего движение в центре грузинской столицы было практически парализовано. Как сообщил лидер движения «Свобода» Константин Гамсахурдиа, из Западной Грузии в Тбилиси прибыла колонна из 600 машин, еще 60 приехали из Восточной Грузии.  «Власти делают все, чтобы показать, что заряд протеста погас. Но это ложь, и правду все могут видеть своими глазами. Сегодня в Тбилиси собралась вся Грузия. Наши акции продолжатся и будут непрерывными», - заявил Гамсахурдиа.
По разным оценкам, в митинге у здания парламента в четверг приняли участие от 1,5 до 10 тысяч человек. Митинги также прошли у резиденции президента Грузии Михаила Саакашвили и здания Госканцелярии.
Кроме того, с четверга оппозиция начала круглосуточное пикетирование всех объектов государственного значения в Тбилиси. Как заявила на митинге лидер партии «Движение за единую Грузию» Эка Эселия: «Участники акции пойдут всюду, где будет передвигаться президент, и не дадут ему возможность свободного передвижения».
В среду вечером оппозиционеры установили более десятка импровизированных тюремных камер вокруг здания Госканцелярии – там проводятся заседания правительства, расположен аппарат премьера и офисы госминистров. По задумке организаторов протестов, акция «Город клеток» символизирует превращение Грузии в полицейское государство.
Присоединившиеся к участникам акций в Тбилиси несколько тысяч сторонников оппозиции из регионов, по словам Беселия, сменят активистов оппозиции, которые уже две недели круглосуточно дежурят у Авлабарской резиденции президента в Тбилиси.
Между тем Михаил Саакашвили продолжает настаивать на диалоге с оппозицией. И после недавней встречи с представителями Евросоюза лидер «Альянса за Грузию» Ираклий Аласания зафиксировал готовность к диалогу с властями, однако только по одному вопросу, который предлагает Михаилу Саакашвили организационный штаб акций протеста – по вопросу о его отставке и  проведении досрочных выборов.
«Это воля населения Грузии. Мы говорили на этой встрече и о том, что еще может быть предметом диалога. На политической повестке дня стоит вопрос отставки президента, но мы готовы выслушать и другую сторону», - отметил Аласания. По его словам, «встреча должна состояться, и это будет часть политического процесса и, по-моему, шаг вперед».
Характерно, что позиция Аласания совпадает с мнением многих экспертов, говорящих о необходимости диалога и считающих, что главной его темой должно быть именно проведение досрочных выборов и что выход должен быть найден совместными усилиями. Однако власть готова на всё, кроме разговора о досрочных президентских выборах. Такое заявление сделал на днях первый вице-премьер Георгий Барамидзе. И в этой связи эксперты высказывают мнение, что власти сейчас наблюдают, какого масштаба достигнут акции. Парламентское большинство со своей стороны прямо заявляет, что оппозиция сейчас находится в трудном положении, и власти ничего больше не уступят.
По словам представителя парламентского большинства Нугзара Циклаури, «оппозиция сегодня гораздо слабее, чем была до начала акций», что в конечном счете приведет к неизбежной маргинализации определенных политических сил. При этом в оппозиции еще более явственно обозначатся группы маргиналов, постоянно выдвигающих «фантасмагорические» требования, но также выделятся и группы, предпочитающие апеллировать к цивилизованным методам, а с такими группами власть всегда будет сотрудничать.
По оценке депутата, «оппозиция, организовавшая эти акции – эклектичное, противоречивое объединение, и неудивительно, что в ней уже обозначились разные мнения». А главное, «требование об отставке Саакашвили не воспринимают всерьез уже и в самой оппозиции – его озвучивают вновь и вновь, чтоб сохранить лицо».
На этом фоне эксперты отмечают, что со стороны властей продолжаются попытки предпринять шаги к реальному диалогу. Если вначале власти заявляли, что будут говорить с оппозицией только по тем трем вопросам, которые они озвучили до акций – мировой финансовый кризис, проблемы безопасности и демократические реформы – то теперь к ним добавились изменение избирательного кодекса и конституционные изменения. Разумеется, эти вопросы тоже не конкретизируются: власти заявляют, что в ходе диалога и будут согласованы.
Это предложение было повторено и после начала акций. Государственный министр по вопросам евро-атлантической интеграции Георгий Барамидзе заявил, что власти готовы говорить по всем вопросам, кроме отставки Саакашвили. В ответ на это Ираклий Аласания заявил журналистам, что грузинская оппозиция готова к встрече с президентом Грузии, чтобы выслушать предложения и аргументы по преодолению существующего кризиса. Однако, по его словам, «это не означает, что оппозиция уступает свое требование об отставке президента и назначении досрочных президентских выборов». «Как бы не развивались события, каждый из нас должен помнить, что интересы страны превыше всех других требований», - отметил оппозиционер.
На вопрос журналиста, каким может быть компромисс в случае переговоров, Аласания ответил: «Заранее невозможно говорить, на какой компромисс могут пойти стороны в процессе переговоров. По моему мнению, из-за создавшихся объективных обстоятельств, единственным выходом из этого политического кризиса являются досрочные выборы». «Тут же хочу отметить – мы не боремся к конкретными персонами, наша задача заключается в изменении системы, которая ввела страну в кризис. Естественно, если встреча с президентом состоится, у нас будет возможность выслушать, что он считает сам реальным выходом из этого кризиса», - отметил он.
Параллельные консультации по вопросу урегулирования кризиса в последние дни проводит спикер парламента Давид Бакрадзе. Он обсуждает эту тему  с экспертами и представителями общественности, доказывая, что выход из создавшейся ситуации есть, и власть намерена сделать все для этого.
«Я думаю, что есть единственный сценарий выхода из этого кризиса - это диалог между различными политическими силами. В Грузии, к сожалению, за последние 20 лет сложилась очень плохая политическая традиция радикализма, очень плохая традиция поляризации общества, и несколько раз подобная традиция заканчивалась плачевно. То есть нам приходилось проходить через разного рода противостояния, включая даже вооруженное противостояние, и я думаю, что для любого здравомыслящего политика сегодня в стране понятно, что единственный путь, который сможет гарантировать политическую стабильность и демократизацию страны, это путь, проходящий через диалог, это путь не самый легкий, но только путем диалога можно обеспечить долгосрочную политическую стабильность в Грузии», - заявляет Давид Бакрадзе.
Акции протеста оппозиции спикер парламента воспринимает как доказательство того, что Грузия «является демократической страной». «Сегодня оппозиция в Грузии доказывает это, поскольку проводит акции, которые бы ей не позволили ни в одной из западных демократий.  То, что сегодня оппозиция в Грузии может свободно устраивать манифестации и протесты, может свободно перекрывать улицу там, где нет необходимости в этом, может свободно заниматься любыми формами выражения своего протеста – все это один из маленьких, но важных индикаторов того, что в стране демократия развивается», - отмечает он.
«И я бы сказал, что один из главных предметов нашего диалога, который мы предлагаем оппозиции, это как раз демократические реформы, - подчеркивает Бакрадзе. - Мы достигли определенного уровня демократии после «революции роз», но стране нужно постоянное обновление. Демократия – это процесс, который никогда не заканчивается. Именно поэтому мы предлагаем оппозиции очень серьезный пакет демократических реформ, которые будут полезны и для оппозиции, и для правительства, и самое важное для страны.  Этот пакет включает в себя конституционную реформу и создание нового баланса власти, новое распределение власти между парламентом и президентом и радикальное усиление парламента за счет президентской власти. Этот пакет включает в себя предложение о новом законе о выборах и о создании новой выборной системы в стране, и этот пакет включает предложение о новой системе местного управления, то есть три очень важных вопроса, над которыми мы готовы работать вместе с оппозицией, чтобы достичь прогресса как раз в целях демократизации страны в целях и достижения большей внутренней стабильности».
При этом Бакрадзе указывает на разрозненность оппозиции. «В Грузии после последних парламентских выборов сложилась немного специфическая ситуация. Часть оппозиционных партий отказалась войти в парламент, они отказались от своих депутатских мандатов и решили прибегнуть к самому радикальному пути оппонирования, то есть к радикальным акциям, митингам и демонстрациям. Есть часть оппозиции, которая участвует в работе парламента, и с этой оппозицией, я думаю, мы очень успешно сотрудничаем. Был принят целый ряд законов, которые усиливают роль оппозиции в жизни парламента, роль оппозиции в управлении государством, и мы это делаем с тем пониманием, что сильная оппозиция для нас и для страны не является опасной. Наоборот, сильная оппозиция, оппозиция, у которой есть чувство ответственности, это как раз необходимый элемент для страны, необходимый элемент для политической системы страны, так что с той частью оппозиции, которая готова стать сильной и ответственной, мы как раз работаем, чтобы она была такой», - говорит он.
«Есть вторая часть оппозиции, радикальная оппозиция, которая сейчас проводит акции. Как я уже отметил, я сожалею, что они отказались войти в парламент. Я думаю, это была большая ошибка с их стороны, и сейчас они стараются радикальными акциями показать, что они все еще находятся в центре политической жизни. Но я думаю, что, в конце концов, без политического дела, одними уличными протестами, не одна политическая партия не сможет остаться в центре политической жизни и это неизбежно приведет к маргинализации таких политических сил» - заключил Давид Бакрадзе.
У экспертов по этому поводу есть свое мнение. Рассуждая о том, каким может быть компромиссное решение, грузинский политолог Каха Гоголашвили отмечает: «Сегодня вопрос стоит, наверно, так: насколько соответствуют друг другу предложения и требования властей и оппозиции? Насколько возможно свести их к единой позиции? Это важный вопрос. Ситуация пока что на том этапе, когда спрос и предложение очень далеки друг от друга. Поэтому надо, чтобы стороны очень постарались или чтобы развитие событий создало возможность сближения».
«Если всё это не перейдет в радикализм и между сторонами не возникнет такая пропасть, что заполнить ее будет уже невозможно, тогда и по прошествии времени будет оставаться возможность сближения позиций, - считает эксперт. - Для этого обеим сторонам необходимо задуматься, хорошо осмыслить свои возможности, и это должно привести нас к компромиссным вариантам. Но прежде, как минимум, должен начаться разговор. Пока что, как я вижу, никакого реального обмена конструктивными предложениями не было – происходит прощупывание возможных позиций сторон».
Говоря о том, что в нынешней ситуации может стать разумным выходом, Каха Гоголашвили отмечает: «На каждом этапе выход можно видеть по-разному. Например, я могу видеть разумный выход в ограничении президентских полномочий. Оппозиция всегда требовала конституционных изменений, которые ограничили бы существующие полномочия президента. С другой стороны, встает вопрос и о парламентских выборах. Думаю, это было бы реальным выходом, если бы президент Грузии одновременно согласился и на сокращение своих полномочий, чтобы между двумя этими властями установился реальный баланс. Я говорю не исходя из чьих-то интересов, я исхожу из того, что наша цель – добиться компромисса. Поэтому если не установится определенный баланс, то никакой другой результат оппозицию не удовлетворят».
«Я думаю, что парламентские выборы должны пройти не сегодня и не завтра, - продолжает политолог. - До парламентских выборов необходим еще год, чтобы в период, который, предположительно, пройдет опять же в условиях высокой температуры, был изменен закон и мы получили бы такой избирательный кодекс, который уже не будет вызывать подозрений. Сегодня у оппозиции есть, практически, один-единственный лозунг – смена власти на волне недовольства, но это – неправильный путь, потому что население не знает, что предпримет новая власть. Не думаю, чтобы власть, пришедшая просто на волне недовольства, удовлетворяла интересы населения и была результативной».
Как известно, 10 апреля президент предложил оппозиции диалог о совместном преодолении экономического кризиса, об обеспечении безопасности, и только потом – о демократии и прямых выборах мэра. Комментируя это предложение, эксперт отметил: «Когда идут торги или переговоры, ни одна из сторон никогда не раскрывает своих позиций до конца. Все начинается с радикальных, взаимоисключающих позиций. Вот и власть выступает с каким-то минимальным пакетом, поскольку она – власть, и ей выгодно как можно меньше себя ограничивать».
Следующим шагом, по его словам, может стать «создание специального консультативного совета, в который войдут представители оппозиционных партий и без консультаций с которым нельзя будет назначать министров и других высоких должностных лиц. Таким образом, оппозиция будет иметь в исполнительной власти не представителя, а лицо, облеченное ее доверием». При этом «речь идет не о коалиционном правительстве, а о правительстве, которое назначается не в волюнтаристском порядке. Речь идет о правительстве, которое назначается в результате реальных консультаций с оппозицией», подчеркивает он.
Гоголашвили также поддерживает предложение насчет прямых выборов столичного мэра. «Думаю, что это весьма важное предложение. Позиция мэра – это не простая позиция. Правда, оппозиционному мэру будет весьма сложно управлять городом – если, конечно, сильное противостояние между оппозицией и властями сохранится. В любом случае, если должность мэра станет выборной, для оппозиции это будет довольно большим завоеванием. У мэра – довольно большой бюджет и весьма большие возможности для проведения своей политики в городе Тбилиси, составляющем, по своему экономическому и политическому весу – половину страны, а по населению – треть страны» - отмечает он.
«Наблюдая развитие политического соперничества в европейских государствах, я вижу, что там оно происходит на двух уровнях – на парламентских и на местных выборах. Партии, которые намереваются через несколько лет придти к власти, придают этим выборам, в том числе выборам мэра, важнейшее значение – они используют местные выборы как трамплин. А для населения очень важно увидеть результаты, реально достигнутые партией на местном уровне» - аргументирует он свою позицию.
«Достижением станет то, что успокоит народ и стабилизирует страну. Маргинальные круги всегда будут сторонниками радикальных требований. Любой человек, когда он чем-то взволнован и возмущен, гораздо более радикален в своих требованиях, чем когда ему дают возможность высказать свое мнение, вступить в диалог. Так и общество – единственное требование части общества сейчас: «Президента в отставку», но это тот уровень возмущения, избавиться от которого правительство должно любыми средствами – конструктивностью, компромиссами. Это возможно. Политическая жизнь бурлит, но человек меняет свое мнение, если видит более правильный выход. Поэтому компромисс – это выход» - заключает Каха Гоголашвили.
Эксперты обращают внимание на то, что в условиях, когда грузинская оппозиция продолжает требовать отставки Саакашвили, выхода из этой ситуации ищут все, в том числе международное сообщество. На этом фоне президент Грузии 25 апреля посетит Америку по приглашению фонда бывшего президента США Билла Клинтона. Можно ли предположить, что его пригласили в Америку для неких неофициальных переговоров? Может ли этот визит стать переломным? Рассуждая на эту тему, политический эксперт, руководитель неправительственной организации «Грузия в НАТО» Шалва Пичхадзе говорит: «Поскольку президента приглашает фонд, а не какой-нибудь высокий чин официальной Америки, то есть ее правительства, это значит, что американские власти не намерены официально вмешиваться в происходящие процессы. Но можно предположить, что там действительно будут определенные неофициальные встречи, - наверно, они хотят серьезно поговорить с ним о создавшейся в самой Грузии и вокруг Грузии ситуации. О том, как должна развиваться страна».
«Я думаю, на данном этапе Америку не устраивает отставка Саакашвили. Если мы взглянем на создавшуюся ситуацию глазами Америки, то увидим, что замены ему они пока не видят, - продолжает эксперт. - Им нужен лидер, у которого будет явно высокий рейтинг, который будет популярен среди явного большинства населения. В Грузии результаты социальных опросов почти засекречены, но иногда все-таки попадают нам в руки, и из них следует, что у Саакашвили действительно очень низкий рейтинг. Суммарно, лидеры оппозиции имеют гораздо большую, чем у него, поддержку, но ни у кого из них по отдельности нет поддержки явного большинства населения. Пока ситуация будет такой, я считаю, что американцы не станут заставлять Саакашвили уйти в отставку. Поэтому я думаю, что во время визита речь пойдет о предоставлении обществу большей свободы, об открытии телеканалов – или хотя бы одного телеканала, чтобы таким образом создать конкурентную среду, в которой в конечном итоге и сформируется альтернативная политическая сила».
«На сегодняшний день «Национальное движение» создало в стране такую среду, что появление сильной, жизнеспособной альтернативной силы фактически невозможно. Думаю, что в ходе визита речь пойдет скорее об изменении этой среды, чем об отставке. С точки зрения американцев, отставка должна произойти естественно, а не по подсказке из Вашингтона. Если помните, они и Шеварднадзе не сказали прямо – уходи, мол. От него потребовали провести нефальсифицированные выборы. И вот это и было косвенным требованием отставки. Если теперь от Саакашвили потребуют создать конкурентную политическую среду, то и это будет, фактически, означать требование об уходе, так как максимум через год появится альтернативная политическая сила, и если затем состоятся нормальные выборы, то все изменится» - прогнозирует Шалва Пичхадзе.
«Короче, Америка не Советский Союз, чтобы просто взять и посадить на президентский пост своего кандидата. Им необходима легитимация со стороны населения страны. Они поддержат того лидера, у которого будет выше рейтинг, больше популярности. Так что, я думаю, в Америке от Саакашвили потребуют именно создать конкурентную политическую среду», - заключил эксперт.
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту