Разоружение: кто разыгрывает карту

Разоружение: кто разыгрывает карту

В минувшую пятницу в  американском посольстве в Риме представители США и России договорились о начале переговоров по новому договору о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Срок старого договора, подписанного в 1991 году, истекает в декабре.
Заместитель госсекретаря США по вопросам проверки и соблюдения соглашений по контролю над вооружениями Роуз Геттемюллер и директор департамента  по вопросам безопасности и разоружения МИД России Анатолий Антонов определили место и время очередного раунда: переговоры пройдут в следующем месяце в Вашингтоне.
7 мая должна состояться встреча министра иностранных дел России Сергея Лаврова с госсекретарем США Хиллари Клинтон. На июль запланирован визит президента США в Москву. Ожидается, что текст нового договора уже должен быть готов к тому времени с тем, чтобы парламенты обеих стран успели ратифицировать его до декабря.
В преддверии переговоров в Риме некоторые эксперты высказывали мнение о том, что Россия и США могли бы значительно сократить свой ядерный потенциал - до 1 тыс. и даже нескольких сотен единиц. Цифру в 1 тыс. боеголовок со ссылкой на аналитиков назвала, в частности, британская Telegraph.
Кстати, эту цифру СМИ обнародовали в еще декабре 2008 года, после того, как бывший госсекретарь США Генри Киссинджер по поручению Барака Обамы, тогда еще не вступившего в должность президента, провел секретные переговоры о ядерном разоружении с президентом РФ Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным. По сообщению СМИ, Киссинджер предлагал российской стороне уменьшить количество ядерных боеголовок до 1000 с каждой стороны.
Комментируя нынешний раунд переговоров в Риме, начальник генерального штаба вооруженных сил РФ Николай Макаров подтвердил, что «Россия может значительно сократить свой арсенал стратегических наступательных вооружений при условии достижения взаимоприемлемой договоренности с США».  Он уточнил, что в случае согласия Вашингтона пойти на встречные шаги Москва готова сократить свой стратегический ядерный потенциал до уровня ниже 1700 – 2200 боеголовок.
В то же время ранее на прошлой неделе замглавы МИД РФ Сергей Рябков заявил, что предпосылки для серьезного сокращения СНВ пока не созрели. «Оснований говорить сегодня о радикальных сокращениях, на мой взгляд, нет», - отметил он.
«Переговоры между помощником госсекретаря США Роуз Готтемюллер и Анатолием Антоновым прошли хорошо, - заявил по итогам встречи, пошедшей за закрытыми дверями, официальный представитель госдепартамента Роберт Вуд. - Это была продуктивная дискуссия, получившая очень быстрый старт». Он подтвердил, что следующие раунды переговоров пройдут в мае и июне.
Анатолий Антонов со своей стороны позитивно оценил состоявшуюся встречу с Роуз Геттемюллер, отметив, что она прошла с участием экспертов с обеих сторон и носила конструктивный характер.
Как известно, договоренность о начале переговоров по новому договору была достигнута на встрече президентов Барака Обамы и Дмитрия Медведева в Лондоне 1 апреля.  В совместном заявлении по итогам этой встречи говорится, что доклад о ходе переговорного процесса будет обсужден в июле во время визита президента Обамы в Москву. Оба лидера также декларировали готовность оставить позади менталитет холодной войны и дать новый старт двусторонним отношениям.
Выступая на прошлой неделе в Хельсинки, Дмитрий Медведев озвучил три условия, при которых достижимо соглашение между США и Россией о дальнейшем ядерном разоружении. К ним относятся «предотвращение размещения оружия в космосе, недопустимость компенсирования ядерного сокращения за счет увеличения стратегических систем, которые оснащены обычным оружием», а также гарантия невозможности «создания так называемых возвратных ядерных потенциалов».
В 1991 году Москва и Вашингтон заключили договор СНВ-1, который предусматривал сокращение ядерных арсеналов двух стран до 6000 боеголовок и 1600 стратегических средств доставки. Договор, касающийся ракет с дальностью свыше 5500 километров, истекает 5 декабря 2009 года.
В 2000 году вслед за США Россия ратифицировала договор СНВ-2, однако из-за спора по поводу американской программы космической обороны он был заменен договором о сокращении стратегических ядерных потенциалов. Это соглашение, срок действия которого истекает в 2012 году, предписывает США и России сократить свои арсеналы ядерных боеголовок до уровня 1700 – 2200 единиц. Между тем в 2000 году премьер-министр России Владимир Путин, тогда еще в должности президента, выразил готовность сократить арсенал ядерных боеголовок до 1500 единиц.
Пока политики двух стран шаг за шагом идут к достижению компромисса, экспертное сообщество развернуло активное обсуждение проблемы. На прошлой неделе в Москве прошло очередное заседание рабочей группы Международного Люксембургского форума – объединения ведущих мировых экспертов в области нераспространения ядерного оружия. Тема встречи – перспективы подписания нового договора об СНВ, и его значение в свете проведения в 2010 году конференции по ДНЯО.
Председатель Международной комиссии по оружию массового уничтожения Ханс Бликс, выступая на форуме, сказал, что приветствует сдвиги в переговорном процессе по заключению нового договора по СНВ взамен прежнего. Он подчеркнул значимость совместных заявлений президентов США и России Барака Обамы и Дмитрия Медведева в Лондоне, заявив, что в перспективе у России и Америки есть шанс стать военно-политическими союзниками.
Участники форума приветствовали шаги, сделанные Россией и США в вопросе разработки нового Договора по СНВ, и выразили надежду, что к концу 2009 года документ будет успешно выработан и приведет к дальнейшему разоружению. «Вовремя поддержав этот договор, две державы могли бы после этого без спешки 3–4 года заниматься выработкой более радикального договора (о СНВ) на длительный период», - говорится в заявлении президента форума Вячеслава Кантора. По его мнению, «российско-американский диалог по стратегическим вооружениям является несущей конструкцией общих отношений двух великих держав и стабилизатором международной политики в целом, без которых бесконечные конфликты и противоречия могут вывести ход дел из-под контроля».
Многие выступавшие на форуме эксперты отмечали, что с приходом новой американской администрации возникли реальные предпосылки к развитию российско-американского диалога по разоружению. В том числе, эксперты уверены, что договор об СНВ является «краеугольным камнем» отношений Москвы и Вашингтона и «стабилизатором» международной политики в целом.
Как отметил эксперт Института мировой экономики и международных отношений РАН Владимир Дворкин, «проблема ядерного разоружения является также и неотъемлемой частью предложенной президентом Дмитрием Медведевым программы по созданию новой архитектуры европейской и международной безопасности». «Сейчас идет процесс насыщения совершенно общей идеи архитектуры евроатлантической безопасности конкретными задачами», - считает он.
Дворкин заявил, что российские эксперты подготовили конкретные предложения, которые могут быть рассмотрены на предстоящих переговорах по ядерному разоружению с американскими партнерами. «Сейчас идет речь о сокращении стратегических вооружений по боеголовкам возможно до 1500 единиц. В договоре должны быть зафиксированы правила зачета вооружений, процедуры переоборудования вооружений для неядерных задач. Но жизнь на этом не заканчивается. В дальнейшем можно будет рассмотреть более глубокие сокращения стратегических ядерных сил, например до 1000 боезарядов. Однако необходимо предпринять большие усилия для решения смежных вопросов. Среди них, прежде всего, системы ПРО, высокоточные стратегические неядерные средства большой дальности, космические вооружения и оперативно-тактическое ядерное оружие. Сюда же нужно отнести прекращение расширения НАТО и адаптацию Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Необходимо подключить к разоружению третьи ядерные державы и упрочить режим нераспространения».
Кроме того, Россию очень беспокоит так называемый американский «возвратный потенциал», когда снятые с носителей ядерные заряды не утилизируются, а складируются, и при обострении обстановки они могут быть возвращены на носители. Такой стратегический потенциал в Соединенных Штатах значительно превышает то, что имеет Россия, отмечает Владимир Дворкин.
«Размеры возвратного потенциала стратегических средств США - одна из проблем, которую нужно преодолеть в ходе переговоров. Россия, конечно, будет настаивать на минимизации этого возвратного потенциала. На какой компромисс пойдут США, сейчас предсказать трудно. Во всяком случае, можно говорить о том, что, по-видимому, Россия согласилась бы на то, чтобы возвратный потенциал не был больше 500-800 ядерных боезарядов», - заключил российский эксперт.
В целом специалисты надеются, что сторонам удастся подписать соглашение до 5 декабря 2009 года, когда истекает срок действия договора СНВ-1, и потолок, как минимум в 1500 боеголовок, все-таки будет установлен. При этом договор должен быть еще и ратифицирован. Уже были сигналы из Конгресса США, что для ратификации документа к декабрю он должен попасть к ним в августе. Стоит учитывать и то противодействие соглашениям, которое исходит от некоторых политических сил, как в Москве, так и в Вашингтоне.
Конечно, в условиях такого жесткого цейтнота сложно говорить о подписании полномасштабного документа, согласованного во всех деталях. Так, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов считает, что удастся подписать соглашение общего характера, в котором будет определен потолок количества боеголовок и согласованные принципы зачета и контроля, а уточнение конкретных деталей будет проходить позже. В то же время у эксперта есть конкретное предложение - заварить часть ракетных шахт на ядерных подлодках ведущих мировых держав.
Директор Центра «Восток-Запад» Университета штата Мэриленд США Роальд Сагдеев со своей стороны заявил: «Две ядерные сверхдержавы - Россия и США могут сокращать арсеналы до каких-то пределов, но будут оглядываться на других членов ядерного клуба. Они не могут перешагнуть через тот уровень, который сейчас остается, если в переговорах не участвуют Великобритания, Франция и Китай»…
Многие аналитики отмечают, что сегодня американцы не принимают всерьез возможность возникновения полномасштабного ядерного конфликта и склонны рассматривать угрозу применения оружия массового уничтожения как элемент своей политики устрашения. В этой связи отдельного внимания заслуживает доклад о необходимости ядерного разоружения, опубликованный 7 апреля Федерацией американских ученых (FAS). США должны перенацелить ядерные ракеты с крупных российских городов на 12 важных объектов экономики, говорится в этом документе.
Комментируя проблему, «Коммерсант» напомнил, что еще восемь лет назад FAS предлагала нацелить ракеты на 150-194 российских города. По мнению авторов нового доклада, перенацеливание ракет позволит уменьшить человеческие жертвы в случае ядерного удара, в то же время поражение ключевых промышленных предприятий лишит Россию возможности эффективно вести боевые действия. В число этих 12 объектов вошли предприятия компаний «Газпром», «Роснефть», «Русал», «Норникель», «Сургутнефтегаз», «Евраз», «Северсталь», а также российские предприятия итальянской фирмы Enel и немецкой E.ON.
Как говорится в пресс-релизе FAS, авторы доклада доказывают, что современная ядерная доктрина США является артефактом времен «холодной войны» и нуждается в коренном изменении. По мнению ученых, США следует в сотрудничестве с другими ядерными державами постепенно перейти от минимизации количества боеголовок к полному отказу от ядерного оружия (хранение которого потенциально опасно для самих американцев). Во время переходного периода, по мнению экспертов FAS, страна не должна создавать новых видов вооружения.
В приложении к докладу FAS содержится проект директивы Барака Обамы, согласно которому американские военные обязаны начать уничтожение немалой части ядерного оружия. Количество оружия, в конечном счете, должно сократиться с 5,2 тысяч боеголовок до нескольких сотен. Того же авторы доклада ожидают от России.
Между тем российские эксперты подозревают, что таким образом США хотят сократить ядерный потенциал РФ до того уровня, с которым может справиться американская ПРО. При этом эксперты напомнили, что американские вооруженные силы общего назначения в настоящее время мощнее российских.
Для Америки, по мнению ученых, достаточно нескольких сотен боеголовок, чтобы обеспечить «минимальное сдерживание». Этот принцип, полагают они, следует положить в основу новой ядерной доктрины США. «Тысяча боеголовок достаточна для того, чтобы нанести удар по промышленным объектам противника и тем самым принудить его к миру», – пояснил американский подход «Эксперту Online» Виктор Кременюк, замдиректора Института США и Канады РАН.
Минимизация заставляет оптимизировать, выбирая для большей эффективности новые цели. Негуманно держать под прицелом густонаселенные города, потому что это грозит большими жертвами в случае ядерной войны. А вот если мишенями станут объекты хозяйства и инфраструктуры – это более гуманно. «С точки зрения политиков, это немного людоедская логика. Но с точки зрения стратегии устрашения – это шаг в более гуманную сторону», – считает Кременюк.
Военная доктрина США в течение последних лет претерпела принципиальные изменения, напоминает аналитик. В течение «холодной войны» доктрина США предполагала удар по оружию противника. Потом появилась возможность ответить ударом на удар. Доктрину сменили на «контрценностную»: нанести удар по центрам управления, штабам, чтобы обезглавить нацию. Этот подход оставался до последнего времени. Теперь они предлагают «деиндустриализировать» нацию. Это более гуманно и позволит «договариваться» с другой стороной в случае нанесения удара, объясняет американист.
«Инициатива американских ученых – это провокация, направленная на принуждение нашего руководства принять предложение Обамы по радикальному сокращению ядерных вооружений России и лишение нашей страны способности создавать адекватный ядерный паритет США и НАТО», – такое мнение высказал военный эксперт Константин Сивков.
Как утверждают российские военные, по договору СНВ-1 наша страна фактически уничтожила все то, что обещала: и ракеты, и ядерные боеголовки. США не сделали ничего: несколько тысяч боеголовок, по данным российской стороны, «были складированы и хранятся». Кроме того, США сохранили вторые ступени носителей, уничтожив только первые. Вторые ступени могут доставлять боеголовки на расстояние до 4 тыс. км. «Пусть сначала разберут свои ядерные боеголовки, поступят честно. А потом уже выступают с инициативами», – говорит Сивков.
Между тем российские военные рассказали «Эксперту Online», что российское ядерное оружие, весьма ограниченное по количеству, решающее «задачи сдерживания по всем направлениям всех ядерных угроз», точно так же ориентировано на поражение «преимущественно ключевых объектов военной инфраструктуры, ключевых объектов экономики, в первую очередь ядерного комплекса». Причем потенциальными мишенями «по всем направлениям угроз» назначены члены ядерного клуба: США, Великобритания, Франция, Китай. Зато Пакистан, Индия и Израиль – не в счет: у них нет средств доставки.
В то же время, отмечают российские аналитики, в мирное время, когда не определены так называемые актуальные угрозы, ракеты не нацелены ни на кого. Существуют лишь потенциальные угрозы. Но как только потенциальные угрозы начинают трансформироваться в актуальные, в действие вступает «ядерный план», подготовленный заранее и тщательно «по нескольким вариантам в зависимости от характера военно-политической обстановки». Именно тогда ракеты получают «полетные задания» – и «наводятся на объекты»…
Проблема разоружения и нераспространения ядерного оружия в контексте расширения участников диалога по этому вопросу стала на прошлой неделе предметом обсуждения экспертов на семинаре в Институте международных исследований в калифорнийском городе Монтерее.  В нем приняли участие представители вашингтонского военного и политического истэблишмента, а также аналитики из крупнейших научных центров. Их вниманию был представлен доклад «Вовлечение России и Китая в процесс ядерного разоружения», с которым выступили директор программ по нераспространению ядерного оружия в Юго-восточной Азии Цзин Донг Юань и главный научный сотрудник созданного при институте Центра по проблемам нераспространения оружия массового уничтожения Николай Соков.
«Основополагающая цель китайской ядерной стратегии – удерживание ядерных держав от угрозы использования ядерного оружия против Китая», – отметил в начале своего выступления профессор Цзин Дон Юань. По его мнению, Китай располагает незначительным арсеналом ядерного оружия и может использовать его только в качестве ответной меры на ядерную агрессию со стороны других стран. Поэтому «участие Пекина в процессе разоружения означает не уменьшение количества ядерных боеголовок или ракет-носителей, а обеспечение гарантии того, что потенциальная угроза, исходящая от ядерных держав, не будет расти». 
Несмотря на то, что Вашингтон и Пекин сотрудничают по многим вопросам ядерного сдерживания, между этими странами существуют серьезные различия в подходе к проблеме ядерного разоружения и урегулирования связанных с ним вопросов, считает Юань. «Отдельные разногласия между Вашингтоном и Пекином носят принципиальный характер и ставят под сомнение возможность включения Китая в переговорный процесс по снижению мирового ядерного арсенала»? – отметил он.
Так, например, в ноябре 2008 года представитель министерства иностранных дел Китая заявил, что «Пекин убежден, что создание глобальных систем ПРО, включая их установку в отдельных регионах мира, а также сотрудничество в этой области, крайне вредно и опасно для сохранения баланса ядерных сил и стабильности в мире. Более того, это подрывает взаимное доверие между странами».
По мнению Николая Сокова, Россия как и Китай видит в планах Вашингтона по размещению ПРО серьезную угрозу стратегической стабильности в мире. «Их беспокоит также американское преимущество в обычном вооружении, особенно в высокоточном современном оружии. Более того, как Москва, так и Пекин усматривают гегемонистские тенденции в американской политике», – отмечает Соков. США намерены разместить элементы ПРО в Восточной Европе – радиолокационную станцию в Чехии и десять ракет-перехватчиков в Польше. Позиции Москвы и Вашингтона в этом вопросе существенно расходятся.
«Однако препятствия для кардинального улучшения сотрудничества между Москвой и Вашингтоном в области разоружения отнюдь не сводятся к разногласиям по ПРО», – напомнил Соков. Россия серьезно озабочена расширением НАТО, а также американской политикой на Кавказе и Центральной Азии.
Несмотря на то, что Китай и Россия разделяют озабоченность политикой США, цели Москвы и Пекина в области ядерного разоружения не совпадают.
Соков отметил, что Москва имеет богатый опыт ведения как двух-, так и многосторонних переговоров по контролю за оружием и потому может легко возобновить дискуссии на эту тему. Что же касается Китая, то его опыт ограничивается участием в многосторонних переговорах в рамках Конференции по разоружению, чем и объясняется подозрительность и осторожность Пекина относительно двухстороннего формата дискуссий. Соков отметил также, что «если Вашингтон и Москва осознают, что критически важно начать снижение ядерных арсеналов, то Пекин, возможно, будет наращивать, хоть и медленно, свой ядерный потенциал в рамках проходящей модернизации китайских стратегических сил. Поэтому привлечение Китая к переговорному процессу - это чрезвычайно сложная задача».
Вызвал дискуссии и вопрос о развитии китайско-российских отношений. По мнению Николая Сокова, официально Москва никогда не признавала, что Китай представляет какую-либо угрозу безопасности России. «Однако очевидно, что рост экономической, военной и дипломатической мощи Китая, а также его активность на Дальнем Востоке и в странах Центральной Азии вызывает нервозность в Кремле». Как подчеркнул профессор Цзин Донг Юань, Пекин также «официально не видит в лице Москвы врага, однако относиться весьма осторожно к развитию американо-российских отношений».
В заключение участники дискуссии отметили, что инициатива администрация Обамы по широкомасштабному и подконтрольному сокращению ядерных арсеналов открывает уникальную возможность для вовлечения как России, так и Китая в этот процесс. Однако если эта возможность будет упущена, то это не только затруднит усилия по сокращению и нераспространению ядерного оружия, но и поставит под угрозу стабильность во всем мире…

 

Предложения Барака Обамы о всемирном ядерном разоружении помимо принципиального одобрения вызывают множество скептических вопросов, отмечает обозреватель Le Monde Лоран Зекини. Поиски мира, избавленного от ядерного оружия, так же стары, как и его появление в арсеналах великих держав, отмечает аналитик. И идеи Обамы не новы. Достижение «нулевого варианта» предполагает прохождение множества вызывающих полемику этапов. И американцы, и русские понимают, что путь к разоружению пролегает через сокращение их ядерных арсеналов. На сегодняшний день в мире насчитывается 9 ядерных держав: это одновременно и провал, и успех соглашения о нераспространении, отмечает издание. Ведь после Хиросимы ни одно государство не поддалось искушению использовать ядерное оружие. Особенный прогресс был достигнут в ядерном разоружении после холодной войны.
Инициатива Барака Обамы - способ констатировать провал международных форумов, посвященных ядерному разоружению. В случае, если не сработает «эффект Обамы», то и конференция 2010 года потерпит фиаско, считает Лоран Зекини.
И хотя официально ни одна страна не подвергает сомнению обоснованность проекта ядерного разоружения, у него есть не только сторонники, продолжает автор статьи. Во времена холодной войны чрезмерность арсеналов США и СССР делала любую атаку равнозначной самоубийству. Некоторые эксперты задаются вопросом, не приведет ли существенное сокращение арсеналов к появлению искушения у одной из ядерных держав избавиться от арсеналов противника с помощью нескольких ударов?
Предложения Барака Обамы вызвали противоречивые комментарии: если экс-президент Чехии Вацлав Гавел приветствовал «чистоту намерений» американского президента, то The Wall Street Journal в редакционной статье назвала Обаму «ядерным иллюзионистом». Впрочем, все высказывают сомнения в том, что США своим примером побудят другие страны к разоружению.
В заключение автор статьи отмечает, что существуют два средства, которые могли бы помочь американцам и русским быстро создать доверительную атмосферу: убрать 240 американских тактических ядерных бомб с европейской территории и понизить уровень угрозы для оружия обеих ядерных держав.

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту