Южные Курилы или

Южные Курилы или

Являются ли Россия и Япония стратегическими партнерами? Судя по всему, утвердительный ответ на этот вопрос будет дан в июле этого года, после того как лидеры двух стран обсудят главную проблему, разделяющую Москву и Токио – территориальную.
Президент России Дмитрий Медведев и премьер-министр Японии Таро Асо будут обсуждать любые варианты решения территориальной проблемы и заключения мирного договора, заявил во вторник в ходе своего визита в Токио премьер-министр РФ Владимир Путин. На совместной пресс-конференции после встречи с Асо, отвечая на вопрос журналиста о предложении разделить спорные территории пополам по площади, он сказал: «Российская Федерация готова к обсуждению этой проблемы, между премьер-министром Японии и президентом РФ господином Медведевым достигнута договоренность о встрече в рамках саммита «восьмерки» в Италии в июле этого года, в том числе для обсуждения проблемы мирного договора - именно на этой встрече будет обсуждены все варианты движения к цели, в том числе и тот, который вы упомянули».
«В России тоже есть подходы к решению этого вопроса. Я бы не хотел сейчас их затрагивать. Я бы хотел ориентироваться на ту часть общественного мнения, которая нацелена на решение проблемы», - заметил он. «Мы будем стремиться вычистить все отношения и зачистить их от всего, что мешает нашему сотрудничеству», - добавил Путин.
Японский премьер подтвердил, что стороны «договорились ускорить работу в направлении того, чтобы убрать препятствия в наших отношениях в виде отсутствия мирного договора». При этом он подчеркнул, что «если мы сможем убрать ту кость, которая между нами есть, то мы создадим отношения настоящего партнерства». «Мы намерены на основе всех имеющихся документов и договоренностей решить этот вопрос еще при жизни нынешнего поколения», - заключил Таро Асо.
Как известно, идея раздела территории островов поровну не раз высказывалась в обеих странах на уровне экспертов и отдельных политиков. В 2006 году Асо, тогда министр иностранных дел, тоже заявлял о такой возможности, правда, оговорившись, что высказывает личную точку зрения. В результате за Россией остались бы три четверти самого большого из четырех островов - Итурупа, а к Японии отошли бы 25% площади Итурупа и три небольших острова - Кунашир, Шикотан и Хабомаи.
В 1956 году СССР заявил о готовности подписать с Токио мирный договор на основе уступки Шикотана и Хабомаи. С тех пор и до наших дней официальная советская, а затем российская позиция колебалась от данного варианта до отказа обсуждать территориальную проблему в принципе.
Токио неизменно настаивал на безоговорочном возврате всех четырех островов - Кунашира, Итурупа, Шикотана и Хабомаи - перешедших под контроль СССР в результате Второй мировой войны, но прежде в состав России не входивших. По этой причине между двумя странами до сих пор формально не подписан мирный договор, а экономическое сотрудничество России с Японией развивается менее интенсивно, чем с Европой.
На этом фоне слова Путина в Токио прозвучали как сенсация. Тем более что накануне визита заместитель руководителя аппарата премьера по международным делам Юрий Ушаков дал понять, что прорыва в решении территориальной проблемы ожидать не следует, и что только в случае успешного развития экономических связей Токио, возможно, когда-нибудь что-нибудь и получит. «Я бы хотел подчеркнуть наш настрой на спокойный конструктивный разговор по этой  теме, и, что особенно важно, без каких-то завышенных ожиданий, а следовательно - без разочарований», - заявил он. «Никакая проблема не должна мешать развитию всего комплекса двусторонних отношений. Если замкнуться на одну проблему, то можно упустить много шансов», - добавил он.
Сам Путин всего за несколько часов до пресс-конференции также высказывался в том духе, что торговля и инвестиции - сначала, а территориальный вопрос - потом. На завтраке с японскими бизнесменами во вторник утром он делал акцент на развитии совместных деловых проектов, что, по его словам, «позволит выйти и на решение глобальных вопросов, в том числе и на заключение мирного договора». О конкретных условиях и сроках он при этом не говорил, а лишь подчеркивал необходимость формировать «позитивную атмосферу для выхода на решение сложных проблем, доставшихся Москве и Токио от прошлого».
Накануне визита Путина в Японию новый посол этой страны в Москве Масахуру Коно отметил: «У российской стороны есть политическая воля, намерение не оставлять его следующим поколениям. С учетом всего этого, мне кажется, пора решить эту проблему».
Наблюдатели со своей стороны напомнили о формулировке о необходимости искать «оригинальные нестандартные подходы» к решению территориального спора – она появилась после февральской встречи Дмитрия Медведева с японским премьером на острове Сахалин. Однако что именно понимается под «нестандартным» решением, неясно. После того, как в апреле спецпредставитель правительства Японии по проблеме «северных территорий» Сиотаро Яти предложил поделить Южные Курилы, премьер Таро Асо вынужден был оправдываться, заверяя, что позиция страны остается неизменной и Токио требует все спорные острова.
Предстоящим летом японские парламентарии намерены внести соответствующие поправки в закон «О специальных мерах, форсирующих решение проблемы северных территорий», после чего в нем будет четко прописана официальная позиция Токио о японском суверенитете над Южными Курилами.
Этот закон был принят в 1982 году, то есть на следующий год после того, как в стране был учрежден «День северных территорий». Он отмечается в Японии 7 февраля, когда по всей стране проходят митинги и другие акции в поддержку японской позиции по территориальному вопросу.  За последние 27 лет в закон ни разу не вносились поправки, поэтому японские парламентарии полагают, что «он уже не соответствует требованиям времени». В частности, их беспокоит тот факт, что в правовом документе «расплывчато» прописан статус «северных территорий».
По мнению депутатов, в законе должно содержаться четкое упоминание, что эти земли – «исконные японские территории». Эта формулировка ни разу не используется в нынешнем варианте семистраничного документа.
В секретариате генерального секретаря Демократической партии Японии Юкио Хатоямы заявили, что законопроект «в основном разрабатывается усилиями демократов». Однако среди депутатов, которые наиболее энергично его поддерживают, есть также бывший генсек ЛДП Цутому Такэбэ и влиятельные представители других партий.
Как сообщает телеканал NHK, в новом законе предполагается также добавить пункт об осуществляемых с 1992 года безвизовых обменах между жителями Японии и Южных Курил (острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и группа более мелких и ныне необитаемых островков, которую в Японии именуют Хабомаи). По словам парламентских источников, законопроект «может быть передан на рассмотрение парламентом уже в ходе текущей сессии», которая завершается в июне.
Между тем российские эксперты отмечают, что потеря Южных Курил будет означать для России утрату стратегически важного транспортного коридора, дающего РФ свой выход в Тихий океан. Как считает глава комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов, «пока Россия контролирует эту территорию, она имеет свой выход в Тихий океан». «Если мы потеряем этот контроль, то нам придется выходить в океан через японские проливы, что нарушит экономический и военный баланс во всем регионе», - заявил Маргелов.
Однако руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин считает, что в мае-июне в России начнется обвал производства, что в перспективе может привести к продаже Курильских островов Японии и присоединению Калининградской области к Евросоюзу. С таким прогнозом эксперт выступил 1 апреля на пресс-конференции в Москве. По его словам, информация о возможной продаже российских территорий «просачивается» из кругов, готовящих встречу президента США Барака Обамы и президента России Дмитрия Медведева.
Заместитель директора по научной работе Института Европы РАН Валентин Федоров, занимавший с 1990 по 1993 год пост губернатора Сахалинской области, выступает категорически против каких-либо переговоров с Японией по территориальной проблеме. Комментируя проблему в беседе с МиК, он отметил:

«Медведев сделал бы правильно, если бы сказал японскому премьер-министру, что территориальной проблемы нет, она не существует. Курильские острова принадлежат нам, России, и они нам не мешают. То, что Япония хотела бы их иметь, это ее личное пожелание, а мы не должны идти ни на какие уступки и не должны поддаваться этому назойливому требованию. Причем сейчас, когда мы продаем газ, а не покупаем его, то есть идем навстречу экономическим потребностям Японии, она набирается наглости просить у нас эти острова! Если бы мы покупали у нее что-то, были бы у нее в зависимости, была бы другая ситуация, но здесь мы - продавец, который всегда находится в более выигрышном положении, чем покупатель – я повторяю, мы продаем ей свой газ, мы пошли ей навстречу, а она опять требует у нас эти острова. Но это ведь верх цинизма! И вообще, этот вопрос надо закрыть раз и навсегда!».
В качестве удачного «решения» территориальной проблемы Валентин Федоров приводит пример с Латвией: «Вот Путин правильно поступил в отношении Латвии, когда те попытались Пыталовский район Псковской области отнять у нас. Я напомню, он тогда сказал: «Они получат уши от мертвого осла!» Вот этот подход надо распространить и на Курильские острова. И меня просто бесит, когда наши представители идут им навстречу в этом жизненно важном для нас вопросе».
«Некоторые наши так называемые эксперты – они не просто прояпонскую позицию занимают, они японскую позицию занимают. И они просто переводят с японского на русский язык их тексты и убеждают наше руководство и нашу общественность, что мы должны эти Курильские острова передать им», - негодует Федоров, призывая российское руководство к жесткости. «Они будут требовать эти острова, …но ведь они раньше то их не требовали, при советской власти. Потому что тогда у нашего руководства была четкая позиция. Они стали требовать, когда к власти стремился Ельцин и когда он боролся с Горбачевым, и мы были в слабом положении и искали, на кого бы опереться. В частности, на Японию, - поясняет эксперт. - Причем тогда у наших лидеров существовали довольно упрощенные представления об экономике. Мол, давайте продадим эти острова, получим несколько миллиардов и тем самым осуществим перестройку. То есть, никакого глубокого экономического подхода к своей стране не было. Но нельзя нашу страну было тогда и сейчас нельзя перестроить благодаря миллиардам долларов из-за рубежа. Надо основательно все делать. Ну, так в советское время японцы от нас ничего и не требовали, а когда мы допустили слабину в лице этих двух деятелей, они стали более настойчивыми. И прилетев в январе 1990 года в Японию, Ельцин, тогда еще никто, обещал им работать над общественным мнением Советского Союза, тогда еще СССР существовал. Чтобы в дальнейшем пересмотреть позицию СССР и отдать им эти острова. А в августе 1990 года он прилетел туда к нам, на Сахалин, и мы с ним летали на Кунашир. И когда он прилетел туда, и едва сойдя с самолета, осмотрелся вокруг, то сразу и сказал: «Слушайте, а я думал, что здесь четыре голых скалы и все, но мы не должны это отдать!» И все, у него сразу изменилось мнение, когда он увидел, какое это богатство.  Он изменил свою точку зрения и в дальнейшем не говорил ни да, ни нет.
И когда я ему свое возмущение высказывал, прилетая в Москву время от времени, критикуя позицию некоторых деятелей, в частности, Козырева, министра иностранных дел, он говорил мне: «Вы знаете, ну я же здесь должен лавировать, и это же не я говорю, это он говорит». И у нас была с ним договоренность, что он эти острова не отдаст, и он их не отдал. И каждый политический деятель, уважающий себя, должен понимать, что если он отдает территорию, то он навсегда будет проклят своим народом.
Поэтому, если на встрече с Дмитрием Медведевым  премьер-министр Японии поднимет этот вопрос, то наш президент должен будет сказать ему в ответ категорическое «нет» и никаких обсуждений вообще не вести. Поскольку этой проблемы у нас нет, то и договариваться не о чем».

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту