Выйдет ли Китай победителем из кризиса?

Выйдет ли Китай победителем из кризиса?
В то время как лидеры ведущих мировых держав признают, что текущий кризис еще не достиг своего дна, руководство КНР заявило, что для Китая самое страшное осталось позади.
Как известно, китайская экономика в настоящее время является третьей по величине в мире после США и Японии. И некоторые экономисты ожидают, что именно КНР станет первой крупной экономикой, которая восстановится от финансового кризиса. По информации Национального статистического бюро страны, внутренний валовой продукт (ВВП) КНР в I квартале текущего года вырос на 6,1%. Аналитики ожидали, что показатель составит 6,3%. В IV квартале прошлого года экономика Китая выросла на 6,8%. Это стало самым низким показателем с 1992 года, когда в Китае начали вести ежеквартальный учет прироста экономики.
В то же время, мартовские показатели дают основания говорить о том, что пик кризиса пройден. Так, промышленное производство в этом месяце выросло на 8,3%, в то время как в первые два месяца рост был зафиксирован на уровне 3,8%. Китайское правительство заявило о намерении вскоре довести показатель экономического роста до 8%, чтобы избежать роста безработицы и общественных волнений.
В апреле 2009 года в Китае продолжилась дефляция, однако, замедление процесса периодического закачивания денег в экономику говорит о том, что процесс роста цен до конца этого года возобновится. Потребительские цены в КНР упали в апреле месяце на 1,5% в годовом исчислении после дефляции в 1,2% в марте 2009 года, объявило Национальное статбюро. Фабричные цены снизились на 6,6% по сравнению с падением этого показателя  на 6% в марте. «Дефляционное давление не столь серьезное, как выглядит. При восстановлении экономики изменение цен вернется на позитивную территорию во II половине этого года», - считает шанхайский аналитик Bank of Communications Тан Цзяньвэй. После всплеска банковского кредитования в I квартале 2009 года, китайские банки замедлили этот процесс в апреле, выдав новых кредитов на 592 млрд. юаней, что составляет около 30% от объема кредитования в марте.
Оптимизм по поводу китайской экономики существует во многих отраслях американской промышленности. Так, в частности, надежды на КНР возлагают и производитель горнодобывающей и строительной техники Caterpillar Inc. и оператор сети ресторанов быстрого питания KFC компания Yum Brands Inc. Эксперты отмечают, что «ненасытность» Китая распространяется и на тяжелые горные машины, и на фаст-фуд, чему помогает, в том числе, стимулирующий госпакет в размере $585 млрд. Это позволяет стабилизировать рынок и обеспечить экономический рост, так необходимый в нынешние кризисные времена.
И хотя китайский ВВП увеличился в I квартале лишь на 6,1%, что стало наихудшим показателем роста в стране с 1992 года, тем не менее, по сравнению с сокращением американской экономики на 5% этот результат выглядит более чем удовлетворительным. Так, производитель напитков Coca-Cola Co. заявил, что продажи компании в Китае в I квартале 2009 года выросли на 10%, но при этом сбыт безалкогольных напитков упал в Европе. Гигант фаст-фуда Yum успел объявить Китай «крупнейшим рынком для ресторанного бизнеса в 21-м веке» и намерен инвестировать в эту страну более $1 млрд. в течение ближайших трех лет. Эта компания управляет сетями быстрого питания KFC и Pizza Hut.
Разрабатываемый в Китае большой пассажирский самолет, как планируется, совершит первый полет в 2014 году, а в 2016 году должно начаться его поточное производство; предполагается выпускать 150 машин в год, сообщил начальник отдела продаж Китайской компании коммерческой авиатехники Чэнь Цзинь. «Всего запланировано выпустить 3 тыс. таких машин, которые будут носить название С919, а в дальнейшем, по мере модификации, С929 и С939», - отметил представитель компании. Авиалайнер С919, по его словам, будет рассчитан на 168 пассажиров, в дальнейшем предполагается удлинить фюзеляж и за счет этого увеличить число посадочных мест. «Первые самолеты мы будем вынуждены оснащать импортными двигательными установками, однако на моделях С929 и С939 и последующих будут устанавливаться двигатели отечественного производства», - сообщил чиновник. Он заверил, что китайские авиадвигатели будут превосходить двигатели, используемые в настоящее время на Боингах-737, по экологическим показателям, а также по экономичности.
Из официальных китайских источников можно узнать, что в 2009 году объем инвестиций в железнодорожные проекты утроился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, вложения в сельскохозяйственный сектор выросли в два раза, а в угольные проекты – на 60%. Число новых проектов выросло на 28% до 18 533.
Недавно Синьхуа проинформировало о том, что китайское министерство железных дорог подписало контракт с государственной компанией CNR Corporation Limited  на закупку 100 высокоскоростных поездов за 39,2 млрд. юаней (около $5,74 млрд.).  Новые поезда производства CNR способны развивать скорость до  350 км/час. Первая высокоскоростная линия соединит Пекин и Шанхай в 2011 году, когда будет завершено строительство железной дороги протяженностью 1318 км. Deutsche Welle конкретизировала данную информацию, сообщив, что немецкая промышленная группа Siemens заключила контракт с тремя китайскими компаниями на поставку 100 высокоскоростных поездов общей стоимостью 750 млн. евро. Это уже пятый выигранный Siemens контракт на поставку таких поездов из последних шести, проведенных китайской стороной. По условиям соглашения, поезда будут собираться в Китае из запчастей, произведенных на заводах Siemens в Германии, Австрии и Китае. Первые поезда, которые будут эксплуатироваться на высокоскоростной ветке между Пекином и Шанхаем, компании-заказчики получат в конце 2010 года.
Одним из основных итогов последнего заседания Госсовета КНР стало принятие «соображений об ускоренном развитии в Шанхае современной индустрии услуг и передовой обрабатывающей промышленности, превращении его в международный финансовый центр и центр морского судоходства». В рамках программы построения международного финансового центра мегаполис Шанхай готов продолжать прилагать усилия к привлечению выдающихся специалистов - финансистов, совершенствованию финансовой системы и улучшению условий рыночного развития в целом. В соответствии с принятым документом, Шанхай должен  превратиться в международный финансовый центр к 2020 году.
Агентство Синьхуа также сообщило, что администрация провинции Хэйлунцзян (Северо-Восточный Китай) планирует выделить более 100 миллионов юаней (около $15 млн.) на сооружение трех многофункциональных портов на границе с Россией. Порты разместятся в городе Цзямусы, на Большом Уссурийском острове и в городе Тунцзян в районе устьев рек Амур и Сунгари. Новые объекты будут служить не только транспортными узлами, но и центрами контроля над качеством речной воды и реагирования на ЧП.
China Shipping (Group) Co., вторая по величине морская транспортная компания Китая, планирует в 2009 году приобрести сухогрузы для своего флота на фоне падения цен на суда из-за глобального экономического кризиса. «Мы никогда не отказывались от новых инвестиций», - заявил заместитель председателя компании Чжан Гуофа в Шанхае. China Shipping (Group) Co. решила приобрести суда после того, как цены на судоходные тарифы упали на 81 процент за последние 12 месяцев, из-за снижения спроса на импорт железной руды и других сырьевых товаров. Компании удалось избежать крупных потерь из-за доминирующего положения на внутреннем рынке.
Отдельно эксперты отмечают успехи Китая в области онлайновой торговли. Зам.главы департамента информатизации Министерства коммерции КНР Не Хайлинь заявил, что в прошлом году в Китае общий объем онлайновой торговли достиг 3,1 трлн. юаней (около 440 млрд. долларов), увеличившись на 43 процента по сравнению с 2007 годом. «Глобальный финансовый кризис предоставил китайской онлайновой торговле уникальную возможность для развития», - сказал Не Хайлинь на состоявшемся в Фучжоу - административном центре провинции Фуцзянь (Восточный Китай) - втором форуме на тему онлайновой торговли и логистики. По его словам, показатели хозяйственной деятельности китайских предприятий, осуществляющих онлайновые продажи, оказались лучше, чем у тех предприятий, которые не использовали современные онлайновые формы торговли. Так, в 2007 году 84,2 % предприятий, которые не занимались онлайновыми продажами, попали в трудное экономическое положение. В аналогичной ситуации оказались лишь 16,8 % предприятий, осуществляющих онлайновые продажи, сказал китайский чиновник, ссылаясь на данные официальной статистики.
На этом фоне Россия и Китай недавно сделали еще один шаг к сближению. Посол КНР в РФ Лю Гучан в интервью агентству Синьхуа отметил, что строительство китайско-российского нефтепровода отвечает стратегиям энергетического развития обеих стран и является прорывом в двустороннем энергетическом сотрудничестве. Лю Гучан подчеркнул, что Китай стремится к диверсификации импорта энергоносителей, а Россия - к диверсификации экспорта энергоносителей. Подписание пакета документов о расширении сотрудничества между КНР и РФ в нефтяной отрасли и начало прокладки китайско-российского нефтепровода демонстрируют высокий  уровень отношений партнерства и стратегического взаимодействия между странами, а также их решимость и уверенность справиться с последствиями текущего мирового финансово-экономического кризиса. 
Как подчеркнул китайский дипломат, нефтепровод будет играть стабилизирующую и стимулирующую роль в дальнейшем развитии двусторонней торговли.  Согласно проекту, Китай и Россия совместно строят нефтепровод по маршруту Сковородино - Мохэ - Дацин. Прокладка китайско-российского  нефтепровода стартовала 27 апреля на терминале 1-й очереди  нефтепровода Восточная Сибирь - Тихий океан (ВСТО) под г. Сковородино Амурской области, а его строительство на китайской территории начнется в середине мая 2009 года. После завершения прокладки  нефтепровода, которое запланировано на 2010 год, Россия в течение  последующих 20 лет ежегодно будет поставлять Китаю 15 млн. тонн нефти… 
Однако наряду с успешными экономическими показателями существуют цифры, внушающие обеспокоенность. Так, многие эксперты сомневаются в успешности китайской экономики, подчеркивая, что в этой стране кризис, как и везде в мире, ударил по самым больным местам. В первую очередь, это слишком сильная зависимость от экспорта. В 2008 г. в общем объеме китайского ВВП его доля составляла около 40%, и это один из самых высоких мировых показателей.
В связи с постоянным снижением спроса на мировом рынке в значительной мере сократились и китайские доходы от продажи товаров за рубеж. Так, в январе экспорт КНР упал на 17,5%, в феврале - на 25,7% по сравнению с аналогичным периодом 2008 года, в марте – на 17,1%.  С учетом этих факторов Всемирный Банк (ВБ) снизил прогноз роста ВВП Китая с 9,2% до 6,5%.
В апреле поставки Китая на экспорт, по официальным данным, сократились на 22,6% в сравнении с аналогичным периодом 2008 г. Общий объем внешней торговли КНР в апреле 2009 года составил 170,73 млрд. долларов, сообщило агентство Синьхуа со ссылкой на Главное таможенное управление КНР. Импорт упал в апреле на 23%. В целом, в первые четыре месяца текущего года объем внешней торговли Китая составил 599,4 млрд. долларов, что на 24,3% меньше, чем в аналогичный период 2008 года. В данный период экспорт сократился на 20,5%, импорт - на 28,7%. Сальдо торгового баланса в период с января по апрель составило 75,43 млрд. долларов, увеличившись на 32,4% по сравнению с прошлым годом.
Помимо снижения экспорта, продолжает осложняться сбыт уже поставленных за рубеж китайских товаров. Стремительно падают прямые частные инвестиции в национальное хозяйство КНР. В перспективе это может привести к краху экспортной ориентации экономики КНР. Тем более что переориентировать большинство предприятий, работающих на внешний рынок, по мнению экспертов, не удастся.
Внутри страны также наблюдается ухудшение ситуации со сбытом промышленных товаров, что ведет к снижению и без того относительно низких цен. Все чаще высказываются мнения, что положительный ВВП Китая фальсифицирован. Промышленность Китая теряет внешний сбыт и не обретает внутреннего, несмотря на заявления властей о достигнутых успехах.
Эксперты отмечают, что снижение спроса на китайскую продукцию повлекло за собой не только уменьшение экспортной прибыли, но и сокращение производства в самом Китае. В первую очередь от этого пострадали крупные промышленные центры в восточной и южной частях КНР. Именно здесь в богатейших провинциях страны было сконцентрировано большинство экспортоориентированных предприятий, на которых работало более 130 млн. мигрантов. На сегодняшний день уже 30 млн. из них этой работы лишились. В основной своей массе это выходцы из сельской местности и, как правило, жители более бедных районов Китая – центральных и западных провинций.
Для многих из этих людей сейчас единственный путь выжить – это вернуться на родину и заняться работой на земле. Однако в связи с тем, что мало кто из них к этому стремится, а также из-за того, что их там никто особо не ждет, данная армия безработных превращается в серьезную угрозу социальной стабильности. И, как считают эксперты, расположенному в непосредственной близости от Западного Китая Таджикистану стоит в этом отношении, по крайней мере, насторожиться.
Другой «пагубной зависимостью» КНР является тесная взаимосвязь китайской и американской экономик. В 2008 году Китай стал крупнейшим держателем долговых американских обязательств - облигаций Минфина - и крупнейшим внешним кредитором США, чья экономика все больше погружается в серьезную рецессию. Правительство КНР на протяжении первых 1,5 лет кризиса старалось поддержать США, чтобы сохранить главный рынок сбыта для своих товаров. В конце ноября в правительственных резервах Китая находились гособлигации США на сумму $682 млрд.
В середине марта премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао официально обратился к США с жесткой просьбой обеспечить безопасность своих инвестиций в американскую экономику. Как заявил президент группы организаций ВБ Роберт Зеллик: «Восстановление мировой экономики зависит от выравнивания баланса экономик США и Китая…эти два экономических гиганта должны наладить сотрудничество между собой и стать движущей силой Группы двадцати».
«Китай превратился в крупнейшего внешнего кредитора США. Однако это не привело ни к завершению кризиса, ни к улучшению ситуации со сбытом китайских товаров на североамериканском рынке», - отмечает директор Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Борис Кагарлицкий. По его словам, своей политикой КНР продемонстрировал лишь зависимость от США и уязвимость. Китай остается страной капиталистической периферии, несмотря на наличие собственных корпораций и рассуждения политологов.
Суммарные затраты КНР на поддержание американской финансовой системы превышают антикризисные инвестиции в собственную экономику. По мнению экспертов, китайские власти держатся прежнего курса и все еще рассчитывают на изменение ситуации в США. Однако сокращение базисного спроса на планете ведет к обострению борьбы за рынки. КНР это грозит еще более тяжелым протеканием кризиса.
Аналитик Сергей Егишянц со своей стороны отмечает: «Важным источником оптимизма в последнее время была КНР, где вроде как намечались некие признаки оздоровления, а власти разражались бравурными речами – проверить это было невозможно, ибо данные там решили давать сразу за январь и февраль: китайский Новый год в этом году пришёлся на январь, а в прошлом – на февраль, так что возможны календарные искажения. И вот подошло время данных – что же мы увидели? Банкам сказали «фас» - поэтому широкая денежная масса (агрегат М2) ускорилась (рост за 12 месяцев достиг 20,2%), но последствия удручают: если розничные продажи, хоть и замедлились, всё же остались достаточно приличными (+15,2% за год против +20,2% прежде), то в промышленном производстве обвал (+3,8% против +15,4%), торговый профицит просто рухнул (с 24,3 до 4,8 млрд. долларов) и заодно пришла дефляция как в потребительских ценах (-1,6% за год), так и в ценах производителей (-4,5%). Между тем китайские компании брали западные кредиты пуще российских – по данным финансовой группы ING, совокупный внешний долг КНР (государства и корпораций) достиг 2,4 трлн. долларов».
По словам эксперта, «в Китае появился очередной мрачный сигнал скорости вступления в кризис: ноябрьский экспорт впервые за 7 лет показал снижение по сравнению с тем же месяцем прошлого года (на 2,2%) – если учесть, что ещё в октябре отмечалось увеличение на 19,1%, то можно себе представить, как быстро ухудшается ситуация». «Любопытно, что импорт падает ещё быстрее (-17,9% за последний год), так что профицит торгового баланса достиг нового максимума 40,1 млрд. долларов – таким образом, внутренний спрос в КНР падает даже быстрее внешнего, но при этом страна продолжает зачем-то накапливать баксы», - недоумевает Егишянц.
Несмотря на перечисленные трудности, руководство страны заявляет, и ведущие экономисты мира поддерживают данную точку зрения, что Китай на сегодняшний день наиболее безболезненно переживает кризис. Это, по их мнению, связано с тем, что два серьезнейших аспекта данного кризиса: финансовый и продовольственный – в целом, обошли Китай стороной. Степень самообеспечения продовольствием в КНР составляет 95%, что же касается финансовой системы, то и здесь ее замкнутость была столь велика, что мировой кризис ударил по Китаю не так уж и сильно.
Еще в конце февраля Вэнь Цзябао во время онлайн-конференции с китайскими пользователями Интернета заявил: «…я рад констатировать, что в стране активизировалась потребительская активность, стали расти объемы энергопроизводства и энергопотребления, значительно увеличиваются объемы кредитования». Китайский премьер отметил, что восстановление отдельных отраслей экономики происходит благодаря осуществлению правительственного плана по борьбе с кризисом, который состоит из четырех основных положений: снижение налогов, стимулирование развития основных отраслей экономики, поддержка научно-технического развития и обеспечение социальных программ.
Особое внимание уделяется расширению внутреннего потребления как основного локомотива поддержания темпов экономического роста. На осуществление данной программы правительством выделено $585 млрд. По мнению экспертов, ее реализация обеспечит как минимум 2% из ожидаемого в Китае 8%-го роста экономики в 2009 г.
Во-вторых, серьезные преимущества КНР получает в связи с масштабами собственных золотовалютных запасов. Благодаря наличию почти $2 трлн., КНР, с одной стороны, усиливает собственную инвестиционную активность, пополняя запасы сырья. С другой – пытается утвердиться в роли стабилизатора мировой финансовой системы. Так, по сообщению газеты «China Daily», Китай уже готов выделить Международному валютному фонду (МВФ) около $100 млрд. для противостояния последствиям мирового экономического кризиса. Газета не исключает, что дополнительные средства могут быть выделены путем расширения квоты Китая в структуре финансирования МВФ. В настоящее время китайская доля в МВФ составляет всего 3,7% (к примеру, на долю США приходится 17%, на ЕС – 32%), что, по мнению Пекина, никак не соответствует реальной структуре мировой экономики. Увеличение данной квоты, несомненно, повлечет расширение представительства КНР в МВФ и соответственно, увеличит политический вес Китая на мировой арене.
Круговорот экономических процессов, охвативших Китай, не мог не захватить Синьцзян-Уйгурский автономный район, с которым непосредственно граничит Казахстан. Кризисные тенденции проявились здесь довольно поздно. В прошлом году внешнеторговый оборот Синьцзяна достиг $22,217 млрд., увеличившись на 62% по сравнению с предыдущим годом, а темпы экономического роста оказались на 44,2% выше среднего уровня по стране. Тем не менее, уже начало 2009 г. нарушило данную идиллию. По сообщению таможни г. Урумчи, в январе внешнеторговый оборот района составил $1,06 млрд., что стало самым низким показателем с марта 2008 года при снижении на 23% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Товарооборот с Казахстаном составил $420 млн. со снижением на 36%.
По словам начальника Управления внешней торговли и внешнеэкономического сотрудничества СУАР Хэ Имина, зависимость экономики района от внешней торговли составляет 36,6% и общее снижение динамики роста товарооборота окажет прямое влияние на экономическую стабильность района…
Мнения экспертов о грядущих перспективах Китая в целом расходятся. Так, известный российский экономист Александр Анисимов считает, что «по размерам массы реального сектора экономики Китай уже сегодня является в буквальном смысле «Срединным государством» и далеко опередил США, точно также как США в свое время, еще перед Первой мировой войной далеко опередили по своей экономической массе бывшую «мастерскую мира» - Англию и Британскую империю в целом. И произошло это «легко и тихо», пока США боролись с СССР, а затем выступали в мировых масштабах как «коммивояжер демократии». США в период Первой мировой войны выигрывали в любом случае, независимо от ее исхода. Точно также и Китай сегодня автоматически выигрывает от противоборства исламской и европейско-американской цивилизационных систем, независимо от его исхода, и особенно много он выиграет, если это противоборство войдет в ядерную фазу, что на сегодня не исключено».
Аналогичной позиции придерживается Мартин Жак, автор готовящейся к печати книги «Когда Китай станет править миром». Новая эра, отмеченная усилением Китая и упадком США, всерьез началась в 2008 году, считает Жак. Весной 2009 года в Китае стала бестселлером книга «Недовольный Китай», где, по словам Жака, утверждается, что Китай просто вынужден стать сверхдержавой. В Китае также бурно спорят, стоит ли Пекину в дальнейшем покупать гособлигации США. «Какая бы финансовая система ни установилась после текущего кризиса, Китай будет в ней одним из главных игроков», - полагает Мартин Жак, напоминая, что всего два года назад с Пекином вообще не советовались по таким вопросам.
Аналитик Мартин Вулф прогнозирует: «В смутные 70-е мало кто догадывался о том, что новая эпоха ознаменуется снижением инфляции, расцветом капитализма и развенчанием мифа коммунизма. Что ждет нас теперь, зависит от решений, которые нам предстоит принять, и потрясений, которые только предстоит пережить. Но даже финансовый коллапс на фоне глубочайшей рецессии не изменят этот подлунный мир. Рынки частично утратят свою легитимность. США потеряет к себе доверие. Могущество Китая возрастет. Сама глобализация может пойти прахом».
Известный эксперт Уильям Песек иронизирует над промахами Китая: «Давайте посмотрим, чему Китай может научить нас в том, что касается экономики? Во-первых, не занимайте $740 млрд. тому, кто, по вашему мнению, может не вернуть долг (Что, уже заняли?). Во-вторых, не полагайтесь на одну отрасль производства, как например, обрабатывающую промышленность, в плане развития (Кажется, и тут промашка вышла). В-третьих, не увеличивайте расходы на оборону, когда экономика нуждается в укреплении (Трудно поверить, и на эту удочку тоже попались!)». Песек убежден: «Иметь массу наличных денег - включая $2 трлн. валютных запасов - не значит быть экономическим лидером. Действительно, деньги дают власть, особенно, когда у тебя на руках долговая расписка самой большой экономики в мире.  Китай играет роль, в чем-то схожую с ролью финансиста Джона Пирпонта Моргана   в 1907 г. Его деньги поддерживают США. В качестве государства с третьей по величине экономикой, у Китая было видное место за столом переговоров Большой Двадцатки 2 апреля в Лондоне. Но до сих пор не ясно, чему мир может научиться у нации, имеющей так мало общего с развитыми странами».
При этом Песек читает Китаю своеобразную нотацию: «Китай опасается, что долговые обязательства США потеряют свою ценность. И он по-своему прав… Как ни странно,  для реанимации капитализма необходима доза социализма. Идея капитализма с китайскими чертами хороша для Китая, которому суждено стать когда-нибудь огромной экономической силой. Мы вернемся к этой теме в 2019 году. В 2009 Китаю не следует читать всему миру лекции о том, как нужно управлять экономикой».
А между тем, известный российский экономист Михаил Хазин считает, что Китай в аспекте глобализации креативно исчерпан: «У Китая такой концепции нет. Это чисто национальный проект. По этой причине китайцы на самом деле увиливают от попыток взять ответственность за ситуацию в мире в свои руки. Ровно потому, что у них нет модели управления миром. Философской модели. Они могут управлять Китаем, увеличивать его силу, сферу влияния. И все. Вот отличие психологии китайцев от русских, представителей Запада. Это принципиальная вещь».
Хазин убежден, что «Китай не сможет единолично сформировать свою технологическую зону, хотя почти всеми необходимыми технологиями он овладел. Ему придется договариваться с Японией и Кореей, хотя некоторые из этого триумвирата, мягко говоря, друг друга сильно не любят. И Китай здесь будет выступать в качестве рынка и сборочного цеха, а собственно технологии будут производиться не у него. Зато у него будет военная сила, которая все это станет прикрывать».
Однако некоторые российские эксперты видят в Китае  не стратегического союзника, а угрозу. Так, например, президент Института национальной стратегии Станислав Белковский считает глубоко ошибочной «стратегию национальной безопасности до 2020», подписанную недавно президентом РФ Дмитрием Медведевым. «В этом документе не озвучены основные моменты, которые необходимы для создания современной безопасности. В проекте есть лишь устаревшие порядки, в рамках которых основную угрозу для нашей страны представляют США и НАТО. На мой взгляд, эта концепция не осветила главного положения, согласно которому наиболее актуальную на сегодняшний день угрозу для нас представляет Китай. Именно эта страна представляет собой наиболее растущую военно-политическую мощь на наших восточных и юго-восточных границах», - заявляет он.
Борис Кагарлицкий ему оппонирует, указывая на неблагоприятные последствия кризиса для Китая: «Кто пострадает? Прежде всего, Китай, страны Азии и Латинской Америки, чье производство ориентировано на экспорт в США. Государства и компании за пределами Америки, накопившие слишком много американских долларов. Европейский союз, который должен будет либо так же резко девальвировать евро, тем самым отказавшись от надежды потеснить США на мировом финансовом рынке, либо справляться с кризисом в одиночку, теряя экспортные рынки. Оптимальное решение, остающееся для Западной Европы в такой ситуации, - региональный протекционизм, ограничение импорта и стимулирование за счет этого собственного производства. Но это усугубит кризис во всем остальном мире, нанося ещё один удар по Китаю и другим глобальным экспортерам, которые после потери американского рынка лишатся и европейского. О какой-то глобальной роли для Китая или даже об экономической гегемонии в Азии придется забыть. Если только Китай вообще выдержит этот удар и не погрузится в хаос очередной гражданской войны».
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту