Пхеньян хочет подороже себя продать?

Пхеньян хочет подороже себя продать?
Утром в понедельник сейсмические агентства Южной Кореи и США сообщили, что на рассвете ими был зафиксирован подземный толчок, свидетельствующий о проведении ядерного взрыва. Он был осуществлен в 04:54 мск в зоне деревни Пунгэри в районе Кильджу в провинции Хамген-Пукто на северо-востоке КНДР.
Позже Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) сообщило об «успешном» проведении ядерного испытания. Официальный Пхеньян заявил, что оно было «направлено на укрепление ядерного сдерживания в целях самообороны». По данным ЦТАК, ядерный взрыв был мощнее, чем при первом испытании, осуществленном в 2006 году.
Помимо этого КНДР в понедельник, возможно, провела испытание ракеты малой дальности, сообщили сеульские СМИ со ссылкой на источники в МИД Южной Кореи. Как отмечает агентство ЭФЭ, службы разведки Южной Кореи и США стремятся проверить эту информацию. Предположительно, запуск был произведен с базы «Мусудан». Радиус действия этой ракеты составляет 130 километров, утверждают южнокорейские дипломаты.
Сразу после инцидента Госдепартамент США заявил: «Мы в курсе сообщений о ядерном испытании, проведенном Северной Кореей. Мы консультируемся сейчас с нашими союзниками. Как только мы определимся с фактами, мы сможем сказать больше».
Президент Барак Обама выступил со специальным заявлением в Белом доме: «Ракетно-ядерные программы Северной  Кореи представляют серьезную опасность для мира и безопасности на нашей планете, и я решительно осуждаю безответственные акции   Пхеньяна. Его действия ставят под угрозу жизнь народов Северо-Восточной Азии. Они являются грубым нарушением международного права и противоречат предыдущим обязательствам Северной Кореи. Соединенные Штаты и мировое сообщество должны принять ответные действия».
Президент подчеркнул, что поступая таким образом, Пхеньян лишь усугубляет собственную изоляцию: «Россия и Китай, а также наши традиционные союзники – Южная Корея и Япония – пришли к аналогичному выводу. Северная Корея не добьется гарантий безопасности и уважения, угрожая соседям и наращивая незаконные вооружения».
Глава Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен со своей стороны заявил, что проверка  информации о подземном ядерном взрыве займет несколько дней. Однако уже сейчас ясно, что Северная Корея ведет себя воинственно и демонстрирует пренебрежение международным правом:  «Подобное поведение свидетельствует о намерении дестабилизировать обстановку в регионе, а в долгосрочном плане - угрожать безопасности  США путем развития ядерных вооружений».
Глава сенатского Комитета по международным отношениям Джон Керри на пресс-конференции резко осудил ядерные испытания Северной Кореи, назвав их «вызывающим и безответственным шагом»: «Если Пхеньян рассчитывает, что после этого его примут с распростертыми объятиями за столом переговоров, то он ошибается. Властям этой страны придется доказывать реальными делами свое желание сотрудничать с мировым сообществом». Керри с одобрением отозвался о призыве Пекина к спокойствию перед лицом возникшей проблемы, но подчеркнул, что Китай, будучи ближайшим соседом КНДР, имеет возможность оказать на Пхеньян «ощутимое давление».
В Южной Корее в экстренном порядке была создана специальная команда управления в кризисной ситуации, состоящая из самых высокопоставленных чиновников. Президент Южной Кореи Ли Мён Бак назвал взрыв «серьезной угрозой миру и стабильности». Сообщение вызвало шок на Сеульской бирже, где основной индекс разом упал почти на 4%.
По словам профессора политологии Йонсейского университета в Сеуле Ли Юн Хона, Пхеньян продолжает курс на эскалацию, поскольку убедился в своей безнаказанности: «После испытания в КНДР ракеты дальнего радиуса в апреле со стороны Совбеза ООН последовало лишь предупреждение. Это показало Пхеньяну, что мировое сообщество не способно договориться о санкциях, а поэтому угрозы США и их партнеров можно не принимать всерьез».
Руководство Евросоюза назвало ядерное испытание Пхеньяна развитием событий, «вызывающим крайнее беспокойство». Комиссар ЕС по внешней политике Хавьер Солана пригрозил дать «твердый ответ» на «безответственные акции» Северной Кореи. Премьер-министр Японии Таро Ассо считает, что «действия КНДР прямо нарушают предыдущую резолюцию ООН и являются неприемлемыми», поэтому Япония намерена добиться новой резолюции Совета Безопасности ООН, осуждающей северокорейские ядерные испытания.
Глава МИД РФ Сергей Лавров утром в понедельник выразил озабоченность «сообщениями о том, что КНДР произвела взрыв ядерного устройства», однако, по его словам, необходимо перепроверить данные, в том числе средствами национальных сейсмических служб. Говоря о предложении Японии провести в понедельник заседание Совета безопасности ООН по данному вопросу, Лавров отметил: «Думаю, что оно состоится и к этому времени у делегаций будут данные, которые позволят более четко понять произошедшее».
Российская официальная реакция последовала намного позже. МИД РФ распространил заявление, в котором говорится, что проведение КНДР подземного ядерного испытания является нарушением резолюции 1718 СБ ООН, которая, среди прочего, требует от Пхеньяна не проводить ядерные испытания.
В Кремле также заявили, что в России осуждают произведенный в КНДР подземный ядерный взрыв и ожидают от Пхеньяна соблюдения режима нераспространения оружия массового уничтожения. «Россия как постоянный член Совета Безопасности ООН и государство-депозитарий ДНЯО осуждает подобного рода действия, расшатывающие режим ДНЯО. Инициаторы решений о ядерном испытании несут персональную ответственность за них перед мировым сообществом. Совершенно ясно, что КНДР может обеспечить свою безопасность только политико-дипломатическим путем», - заявила пресс-секретарь президента РФ Наталья Тимакова. Она добавила, что в этой связи российское руководство убеждено, что в КНДР должны прийти к осознанию бесперспективности ставки на военную силу и ядерное сдерживание.
Напомним, свое первое ядерное испытание Северная Корея осуществила 9 октября 2006 года. Национальная разведка США тогда подтвердила факт подземного атомного взрыва на северо-востоке КНДР. 14 октября 2006 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию N1718, в которой потребовал, чтобы КНДР не производила никаких новых ядерных испытаний или запусков баллистических ракет. Однако Пхеньян нарушил это требование, проведя 5 апреля 2009 года запуск ракеты со спутником.
14 апреля Совет Безопасности ООН осудил КНДР за этот шаг, однако Пхеньян в знак протеста объявил, что считает бессмысленным дальнейшее участие в переговорах «шестерки» и намерен «возобновить деятельность ядерных установок и переработку отработанного ядерного топлива». В связи с этим власти Северной Кореи потребовали удалить все измерительное и наблюдательное оборудование в центре ядерных исследований в Йонбене, а инспекторам Международного агентства по атомной энергии и американским специалистам было предписано в кратчайшие сроки покинуть КНДР. Представители МАГАТЭ вылетели из страны 16 апреля.
Западные эксперты восприняли поведение Пхеньяна как свидетельство  возможной подготовки к новому ядерному испытанию, и оказались правы. «Пхеньян активно совершенствует свой ракетный потенциал, что подтверждается успешным запуском баллистической ракеты 5 апреля этого года», - говорится в опубликованном в начале мая докладе министерства обороны Японии. Северная Корея «добилась прогресса в создании ракеты большего радиуса действия», - признают авторы документа.
Запущенная 5 апреля трехступенчатая баллистическая ракета, по словам японцев, является «системой типа «Тэпходон-2» либо ее улучшенной версией». Японские эксперты указывают также, что КНДР «модернизировала ракету средней дальности «Нодон», которая может поражать цели на японской территории с большей точностью».
Новая северокорейская ракета по дальности полета превзошла в два раза баллистическую ракету, которая была запущена в КНДР в 1998 году, отмечают эксперты. Второе испытание в 2006 году, когда ракета разрушилась на начальной стадии полета, считается неудачным. Теперь же Северной Корее удалось «продвинуться заметно вперед в разработке баллистических ракет».
По мнению авторов доклада, это стало возможно благодаря использованию иностранных технологий. Эксперты МАГАТЭ и аналитики Пентагона со своей стороны отмечают, что у Северной Кореи появились компактные ядерные боеголовки, которые могут быть установлены на ракеты средней дальности. КНДР также разработала мобильные ракетные комплексы, которые трудно засечь. Учитывая, что Пхеньян обладает богатым химическим и биологическим арсеналом, специалисты отмечают, что баланс сил в регионе серьезно изменился, поскольку теперь мощные удары могут последовать не только по Южной Корее, но и по Японии, а также по американским военным базам.
Госсекретарь США Хиллари Клинтон между тем пару недель назад заявила, что Вашингтон не планирует идти на уступки ради того, чтобы убедить КНДР возобновить переговоры по ядерной проблеме. «Мы не заинтересованы в том, чтобы бегать за Северной Кореей и выражать готовность пойти на уступки», - сказала она. По ее мнению, в настоящее время именно Пхеньян должен проявить инициативу, чтобы добиться возобновления переговоров.
И «инициатива» последовала, но в виде угрозы провести новое ядерное испытание и запуск межконтинентальной баллистической ракеты, если СБ ООН не принесет извинения за критику КНДР в связи с предыдущим ракетным пуском. Пхеньян также заявил о готовности начать обогащение урана собственными силами. В частности, КНДР намеревается построить АЭС на легководных реакторах.
Комментируя такую возможность, вице-президент Российского исследовательского центра «Курчатовский институт» академик Николай Пономарев-Степной высказал мнение, что северокорейские ядерщики могут вновь запустить свой исследовательский реактор в ядерном центре в Йонбене, но нарабатывать на нем плутоний в небольших количествах они смогут только примерно через год. «Они будут останавливать и запускать вновь свой единственный ядерный реактор, на котором можно нарабатывать плутоний, и тем самым пытаться влиять на политическую ситуацию в регионе и ход шестисторонних переговоров», - считает он.
Российский эксперт по реакторам отметил, что с технической точки зрения этот реактор, переведенный в состояние глубокой остановки, вновь запустить можно, и через примерно год ремонтных и профилактических работ, а также после замены отдельных узлов оборудования на нем можно снова нарабатывать плутоний. Ученый полагает, что и ядерное топливо для запуска этого реактора у КНДР также есть. Однако, подчеркнул он, «на все эти вопросы могут с успехом ответить только инспекторы МАГАТЭ, поскольку у нас контактов с ядерщиками КНДР нет уже более двух десятков лет».
По словам других российских экспертов, Северная Корея начала активно заниматься ядерной проблематикой с конца 50-х годов прошлого столетия. В 1965 году ими был осуществлен пуск первого экспериментального реактора в Йонбене и там же в настоящее время находится хранилище с 8 тысячами топливных стержней с отработавшим ядерным топливом, из которых можно извлечь несколько килограммов плутония. Однако, полагают аналитики, «конвертирование гражданского атома в военный - это особая проблема, требующая использования определенных передовых ядерных технологий». По информации, имеющейся в настоящий момент у российских экспертов, всего КНДР располагает 10 ядерными объектами, включая завод по производству ядерного топлива.
«Сегодняшние ядерные испытания показывают явный прогресс ядерной программы КНДР – считает бывший начальник Главного штаба РВСН Виктор Есин. По его данным, Северная Корея обладает достаточным запасом плутония для производства еще нескольких ядерных зарядов.
Ряд аналитиков, как передает агентство Reuters, считает, что одной целей нынешних испытаний мог стать подъем рейтинга северокорейского лидера Ким Чен Ира, чье здоровье, по слухам, оставляет желать лучшего. Согласно другому предположению, Ким Чен Ир, в свое время заменивший отца на посту главы КНДР, готовит передачу власти одному из своих трех сыновей, и проведение ядерного испытания на фоне международного возмущения направлено на завоевание поддержки военного командования КНДР.
Также не вызывает сомнения, что проведение ядерного испытания в первую очередь отразится на отношениях КНДР и Южной Кореи. «Испытание может усилить инвестиционные опасения Южной Кореи и усугубить и без того напряженные отношения между Кореями», – заявил профессор Корейского университета Ким Сун Хан.
Наблюдатели напоминают, что в начале мая КНДР заявила о намерении заблокировать контракты южнокорейских предприятий, которые работают в совместной промышленной зоне в Кэсоне, расположенной на границе между странами. Кроме этого, Пхеньян пообещал разработать новые правила работы на территории совместной зоны, которые южнокорейские компании считают не иначе как дискриминационными. В частности, речь идет о повышении налогов и арендных ставок для предприятий с южнокорейским капиталом. При этом Пхеньян заявил, что Сеулу придется либо принять новые требования, либо отказаться от работы в Кэсоне.
Джон Болтон, старший научный сотрудник Американского института предпринимательства считает, что второй ядерный тест ни в коем случае нельзя воспринимать как простой пропагандистский ход. «Большинство экспертов считает, что первое испытание в 2006 г. было отчасти неудачным: мощность взрыва оказалась намного ниже запланированной. Таким образом, уже более двух лет у Пхеньяна существуют серьезные научные и военные императивы для проведения второго теста: его потенциальные преимущества в плане новых данных, накопления опыта и др. несомненны» - предупредил эксперт за несколько дней до проведения испытаний.
Александр Коновалов, президент Института стратегических оценок, комментируя ситуацию в беседе с МиК, отметил: «Относиться к этому инциденту надо крайне серьезно, поэтому шестисторонние переговоры, которые велись по ядерной программе Северной Кореи, включали все заинтересованные страны. То есть, тех первых потенциально пострадавших, которые в случае каких-либо не слишком обдуманных действий со стороны КНДР могут оказаться перед серьезными угрозами.
Это Америка, потому что американские войска стоят в Южной Корее, в нескольких десятках километров от эпицентра взрыва. Это сама Южная Корея, потому что она просто находится рядом. Это Япония, которая тоже находится достаточно близко, это Китайская Народная Республика – по тем же причинам, и это Россия, потому что в случае открытого взрыва на Корейском полуострове радиационное облако может достичь Дальнего Востока и накрыть все Приморье. То есть, мы тоже крайне заинтересованы в том, чтобы Северная Корея не баловалась с такими вещами.
Первый взрыв, который по некоторым данным и взрывом то не был - о том испытании спорят до сих пор, что же это было на самом деле – свидетельствует о том, что похоже, тогда Пхеньян продемонстрировал попытку создать плутониевый заряд по типу пушечного. (Это характеристика, не имеющая к пушкам никакого отношения. Это когда две подкритические массы резко соединяются вместе, чтобы создать надкритическую и начать цепную реакцию).
Но дело в том, что с плутонием такие заряды создавать сложнее, чем с ураном, потому что с ураном получится цепная реакция в зависимости от массы вещества типа Хиросимы, а плутоний выделяет некоторые элементы, которые гасят цепную реакцию. То есть, она начинается, но вместо мощного взрыва получается как бы хлопок. Хотя он может быть в килотонну и иметь достаточно серьезные последствия.
Но сейчас говорят, насколько я слышал, хотя пока еще я не читал подробных описаний,  о 20 килотоннах, что свидетельствует о том, что у них, скорее всего, чего-то получилось.
Таким образом Северная Корея продолжает ядерную программу, продолжает программу разработку средств доставки носителей. И хотя пока речь не идет о том, что они создали боеголовку - например, я не знаю, какие масса, габариты и характеристики у того заряда, который испытывался, потому что он пока еще никуда не привинчивается - это все равно вызывает тревогу. Так как когда государство сосредотачивает все свои ресурсы на достижении какой-то одной цели, невзирая на то, что народ ест траву и голодает, оно вполне может достичь каких-то конкретных результатов.
И теперь все зависит от того, как дальше будет развиваться ситуация. Потому что очень многое говорит за то, что все это делается для того, чтобы подороже эту программу продать.
Северной Корее очень нужно продовольствие и топливо, прежде всего. Страна постоянно находится на грани кризиса. И при разумном подходе они будут готовы это обменять на то, чтобы режим никто не свергал, на то, чтобы режиму помогали выживать и по возможности делали это задешево, а лучше - бесплатно.
Но есть и другая точка зрения – что они собираются это делать для самоутверждения и для того, чтобы избежать каких-то силовых действий со стороны Соединенных Штатов, потому что они же видят, что у Саддама не было ядерного оружия и как с ним поступили. А у них есть ядерное оружие и вокруг них все прыгают, пытаясь их уговорить. И отношение к ним совсем другое, и степень боязни и уровень разрушительности последствий очень большой.
А если говорить о последствиях в широком плане, то в случае дальнейшего бесконтрольного развития этой программы и наращивания потенциала мне трудно себе представить, как удержится Япония, чтобы не приобрести собственное ядерное оружие, так для нее это вообще вопрос политической воли. Так как технически и экономически она это может сделать за несколько месяцев. Как удержится Тайвань  - тоже вопрос. Так что негативных последствий может быть много. И конечно – это пример для Ирана. Они друг друга поддерживают в этом вопросе».
Между тем в Государственной думе считают, что Совет Безопасности ООН должен применить экономические санкции к Северной Корее. По словам первого заместителя председателя думского комитета по обороне Игоря Баринова, произошедшее - это «очередной вызов северокорейского режима всему мировому сообществу». «Власти Северной Кореи явно ведут себя неадекватно и не желают прислушиваться к сигналам, которые уже не в первый раз посылает международное сообщество», - подчеркнул депутат.
«Пару лет назад, когда Северная Корея произвела первое ядерное испытание, ее власти пошли на переговоры под давлением международного сообщества. Может быть, сейчас надо в более жесткой форме заявить позицию ООН по этому вопросу, включая применение к Северной Корее экономических санкций», - считает Баринов.
Аналогичную точку зрения выразил зампред думского комитета по безопасности Геннадий Гудков. «На наших границах возникает серьезная угроза ядерного конфликта, и расползание этого оружия по планете очень опасно. Поэтому, считаю, Россия должна занять активную позицию в Совете Безопасности ООН при рассмотрении этого вопроса, и в том числе, если необходимо, настоять на применении экономических санкций в отношении Северной Кореи», - сказал депутат.
Между тем, по мнению главы международного комитета Госдумы Константина Косачева, Совет безопасности ООН совершит ошибку, если примет новые экономические санкции в отношении Северной Кореи в связи с очередным испытанием ею ядерного оружия. «На данном этапе представляется важным избегать каких-либо эмоций. Мы совершим лишь новую ошибку, если примем новую резолюцию СБ ООН по этому вопросу. Мы должны избежать принятия решения по новым санкциям в отношении Северной Кореи, так как это приведет к противоположному эффекту», - сказал Косачев.
По его мнению, международное сообщество должно побудить власти Северной Кореи к продолжению переговорного процесса и убедить их, что это единственный способ урегулирования проблемы. «У меня есть глубокое ощущение, что иного способа решить данную проблему, кроме продолжения диалога по ней, нет и быть не может», - подчеркнул депутат. В то же время, отметил он, нужно продемонстрировать жесткую позицию международного сообщества по оценке действий властей Северной Кореи.
Глава комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов считает, что Северная Корея должна получить осуждение со стороны ООН и других международных организаций в связи с подземными ядерными испытаниями и запуском баллистической ракеты. «Подземные ядерные испытания и запуск баллистической ракеты, которые проведены Пхеньяном, сводят на нет все дипломатические усилия, и после сегодняшних событий Пхеньян должен получить адекватный ответ со стороны ООН и других международных организаций. Россия неоднократно заявляла, что не потерпит появления на своих границах государства, обладающего ядерным оружием», - сказал Маргелов. Такой же позиции, подчеркнул он, придерживаются остальные участники шестисторонних переговоров.
«Уверен, что на заседании Совбеза ООН осуждение действие Пхеньян будет единогласным. Руководство Северной Кореи должно понять, что вечно держать нас на крючке не получится, и в случае упорства в своей ядерной программе Пхеньян может столкнуться с жестоким санкционным режимом и поставить население на грань гуманитарной катастрофы», - заключил Маргелов.
По мнению заместителя директора Центра политических технологий Алексея Макаркина, проведение Северной Кореей ядерного испытания может вынудить Россию и Китай присоединиться к идее введения санкций в отношении Пхеньяна. «Ядерные испытания, проведенные в Северной Корее, нанесли удар по возможностям тех сил в мировом сообществе, которые были настроены на компромисс с правительством КНДР», - отметил эксперт.
«Ни одна из пяти стран - постоянных членов Совета Безопасности ООН не заинтересована в распространении ядерного оружия. Санкции будут иметь, скорее всего, экономический характер, но они не станут всеобъемлющими. Это связано с тем, что большинство населения Северной Кореи находится в тяжелой ситуации», - предположил Макаркин.
По его мнению, основным мотивом Пхеньяна в проведении испытания является подготовка лидера КНДР Ким Чен Ира к объявлению своего преемника. «В данной ситуации лидер КНДР проводит мероприятия, связанные с использованием армии, силовых структур. Он усматривает в этом консолидацию северокорейской политической элиты», - пояснил эксперт.
В то же время, по мнению Макаркина, ядерное испытание, проведенное Северной Кореей, создает прецедент, из которого свои выводы может сделать Иран, занимающийся собственной программой ядерных разработок. «Ахмадинежад в данной ситуации, вполне возможно, сделает вывод о том, что, если Северная Корея провела испытания, то это допустимо также и для Ирана. И мировое сообщество, вполне вероятно, будет иметь дело с двумя режимами, ведущими свои собственные ядерные программы», - заключил эксперт.
Совбез ООН, скорее всего, введет санкции против КНДР, считает ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Георгий Кунадзе. Впрочем, по его словам, Россия и Китай могут выступить против. «Если страна объявляет себя противником США, эта страна нам по определению приятна, не с руки эту страну обсуждать, скорее, хочется эту страну понять», - так объяснил эксперт неторопливость оглашения официальной российской позиции. Поэтому, по его мнению, «Россия сознательно отдала инициативу в ведении переговоров американцам, и приходится надеяться, что американцы смогут о чем-то договориться».
Кунадзе подчеркнул, что «хорошо то, что проблема будет обсуждаться в Совбезе ООН, а не в рамках шестисторонних переговоров, на что нацеливали российские официальные лица». Резолюции Совбеза, по его словам, «носят обязательный характер и на этот раз придется согласиться на более жесткие санкции» в отношении КНДР. «Но главное - будет ли это резолюция Совбеза, или заявление его главы», - подчеркнул эксперт. Если РФ и Китай не будут выступать против применения к КНДР более жестких санкций, «будет резолюция, которая должна предполагать некоторое единство и какого-то вида наказание», отметил он. При этом, по его словам, наказание должно быть более серьезным, чем в 2006 году, когда КНДР впервые провела ядерные испытания.
Между тем руководитель российского Научно-инновационного центра ракетно-космических технологий генерал-лейтенант Василий Лата считает, что использование силовых методов в решении северокорейской ядерной проблемы со стороны США, Японии или Южной Кореи вряд ли возможно. «Думаю, никаких силовых методов не будет. Хотя реакция на северокорейский испытательный ядерный взрыв, естественно, негативная.
Можно ожидать, что против КНДР будут введены экономические санкции», - сказал Лата, комментируя проведенный Северной Кореей испытательный ядерный взрыв.
По его словам, мощность ядерного взрыва, которую российские военные оценили в 10-20 килотонн, невелика. «Она, конечно, не сравнима с мощностью тех боезарядов, которыми располагают Россия или США. Но именно с такой мощности начинались ядерные испытания во всех ядерных державах», - предупредил эксперт.
Он напомнил, что мощность ядерных бомб, сброшенных американцами на Хиросиму и Нагасаки в 1945 г., также составляла около 20 килотонн. «Мне представляется, что мировое сообщество уже не сможет повлиять на процесс превращения Северной Кореи в ядерную державу. Этот процесс уже невозможно остановить, он необратим», - заключил эксперт.
Еще до проведения нынешних испытаний, комментируя поведение России в переговорном процессе по ядерной программе Северной Кореи, заведующий сектором общих проблем Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Александр Федоровский заявил: «У России есть четкие приоритеты, связанные с проведением шестисторонних переговоров. Но, очевидно, этот процесс потребует их дополнения и конкретизации. Все большее значение будет приобретать фактор обеспечения принципа безопасности в Северо-Восточной Азии в целом.  Позиция российской стороны должна быть привязана не только к конкретному набору угроз, связанных с проблемой ядерной программы Северной Кореи, но и к тому, на каких принципах должна складываться региональная безопасность в Северо-Восточной Азии. Мы будем варьировать стиль общения, чтобы разъяснить свои принципы разрешения северокорейской проблемы и укрепить доверие между странами, вовлеченными в этот процесс. Потому что именно недостаточный уровень взаимодоверия государств, участвующих в шестисторонних переговорах, является фактором, сдерживающим их проведение»…
В понедельник в Нью-Йорке прошло закрытое заседание Совета безопасности ООН, где все члены Совбеза решительно осудили ядерные испытания КНДР и потребовали от Пхеньяна выполнять резолюции Совбеза, требующие прекратить деятельность в ядерной сфере. Кроме того, члены Совета Безопасности начали работать над составлением резолюции в связи с ядерным испытанием КНДР, которая должна быть принята в ближайшее время.
Совет НАТО со своей стороны потребовал от Северной Кореи полностью выполнить все соответствующие резолюции Совета Безопасности ООН и уничтожить ядерное оружие. Как говорится в распространенном в Брюсселе заявлении, «Совет НАТО требует от Северной Кореи полностью выполнить все соответствующие резолюции Совета Безопасности ООН и уничтожить свое ядерное оружие и связанные с ним программы полностью, проверяемо и безвозвратно».  Совет НАТО призвал также власти КНДР «воздержаться от любых действий, которые могут способствовать росту напряженности, и возобновить диалог в шестистороннем формате».
Однако решения Совбеза ООН разозлили Пхеньян. Во вторник утром южнокорейское информационное агентство сообщило, что КНДР готовится к запуску ракеты со своего западного побережья. По данным южнокорейских властей, запуск будет осуществлен либо во вторник, либо в среду. «КНДР запретила кораблям выходить в море в период с 25 по 27 мая. Это напрямую свидетельствует о готовящемся запуске ракеты малой дальности», - сказал официальный представитель Южной Кореи.
Одновременно с заявлением Южной Кореи официальные представители Северной Кореи опубликовали свой ответ на решение СБ ООН в связи с ядерным испытанием КНДР. Северокорейские власти заявили, что стране просто необходимо быть готовой к любому нападению со стороны США, которые, несмотря на смены президента, остаются по-прежнему враждебно настроенными по отношению к КНДР. «Наша техника и наши люди полностью готовы к сражению в случае, если Америка надумает нанести нам первый удар, - говорится в официальном заявлении Пхеньяна.
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту