Ахмед Закаев: «Чечня

Собственный перевод из швейцарской «Le Temps»

@ Спустя месяц после его ареста датскими властями по требованию Москвы,Ахмед Закаев нашел убежище в Лондоне, где и дал интервью корреспонденту швейцарской газеты «Le Temps».

- Российским властям не удалось договориться о Вашей экстрадиции с датчанами, и теперь, похоже, они попытаются добиться этого от Лондона. Чувствуете ли Вы себя в безопасности в Европе?

Закаев: Мое дело самым непосредственным образом связано с ситуацией в Чечне, где вот уже на протяжении 3 лет русские проводят свою варварскую политику против народа этой республики. После событий 11 сентября 2001 года в Америке, Путин пытается убедить мир в том, что война в Чечне – неотъемлемая часть международной контртеррористической операции. В будущем году он надеется использовать ситуацию в Чечне как основной козырь во время предвыборной кампании, он надеется, что сможет сказать, мол, нам удалось сохранить в составе России эту республику. Если Москве удастся добиться моей экстрадиции, Путин сможет обыграть это, как жест солидарности со стороны Европейского союза. Это означало бы, что Европа считает всех чеченцев террористами…А ведь Чечня, каков бы ни был ее политический статус, - это, в первую очередь, часть Европы.

– Датское правосудие сочло недостаточными доказательства Вашей вины, предоставленные российскими властями. Не боитесь ли Вы, что теперь Москва попытается найти против Вас новые улики, чтобы убедить британских судей?

Закаев: Все возможно… Но я сохраняю полное спокойствие. Русские могут переписать всю историю и выдумать факты, свидетельствующие против меня. Но они не могут заставить меня признать постфактум те преступления, в которых они меня обвиняют. Я полностью доверяю британскому правосудию. До сегодняшнего дня Москве не удавалось оказывать давление на Европу. Чтобы добиться моего ареста в Дании, они заявили, что у них имеются неопровержимые доказательства моей причастности к захвату заложников в театральном центре в Москве. Раньше никто меня не преследовал. Однако сегодня мандат с требованием моей экстрадиции, почему-то, касается периода с 1991 по 2001 год. Что парадоксально, именно на этот период приходятся мои официальные контакты с Москвой. Тогда никто не хотел меня арестовать!

- Премьер-министр Тони Блэр уже долгое время поддерживает дружеские отношения с Путиным. Не боитесь ли Вы, что этот факт может негативно повлиять на решение Вашего вопроса?

Закаев: Я много думал об этом, прежде чем приехать в Лондон. Да, возможно, Путин и Блэр – друзья. Но пусть они дружат после того, как уйдут из большой политики! Не забывайте, что существует огромная разница: в России закон – на службе у главы государства, а в Европе – наоборот, и высшие руководители обязаны следовать букве закона точно так же, как и простые граждане. Поэтому я не думаю, что Блэр пожертвует мной ради дружбы с Путиным. Мой выбор пал на Лондон, одну из главных столиц демократического мира, потому что у меня там много друзей, особенно среди представителей творческих профессий. В прошлом у меня были знакомые и в обеих палатах английского парламента, меня даже принимали в Министерстве иностранных дел.

- Каковы сегодня перспективы переговорного процесса между Москвой и Чечней?

Закаев: К сожалению, все вопросы, связанные с началом и окончанием военных действий, остаются прерогативой России. Но я убежден, что этот конфликт все равно закончится рано или поздно, и что русским придется уйти с нашей территории. Этот конфликт невозможно решить с позиции силы, поскольку его корни носят чисто политический характер. Так что и способы его разрешения должны быть политическими. Необходимы переговоры. Все зависит от Путина. Чечня – это не внутренняя проблема России. Это проблема европейского масштаба. Вот почему необходимо вмешательство Европейского союза. Только это может положить конец войне, помешать разрастанию конфликта. Чем больше мы медлим, тем труднее будет решить проблему. Необходимо присутствие международных миротворческих сил. Сегодня никаких переговоров не ведется. И они никогда не начнутся, если отдать инициативу только двум участникам конфликта. Эта история с захватом заложников в Москве помешала началу переговорного процесса, организация которого, с грехом пополам, уже было началась, хоть и неофициально. И надо сказать, эта история сыграла на руку всем тем, кто заинтересован в продолжении войны.

- Вы отрицаете даже малейшую свою причастность к захвату заложников. Если Вы будете располагать какой-либо информацией о подготовке новых террористических актов, готовы ли вы предоставить эти данные российским властям?

Закаев: Разумеется! Потому что знаю, что, в первую очередь, пострадают от этого мирные чеченские граждане. Москва использует эти террористические акты для того, чтобы оправдать проведение новых карательных операций. В результате каждый раз родственники новых наших жертв лишь впадают еще в большее отчаяние. Все это подталкивает их к тому, чтобы в следующий раз самим принять участие в каком-нибудь теракте. Я боюсь, что случай с захватом заложников в Москве не последний.
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту