С Россией

«Узбекистан лишил Соединенные Штаты права пользоваться главной американской военной базой в Средней Азии, что стало результатом критики Вашингтона по поводу расстрела в мае месяце сотен узбеков, протестовавших против президента Ислама Каримова, а также его помощи некоторым из тех, кто бежал из страны. Это изгнание — своего рода триумф для России, которая увеличила свое военное присутствие в этом стратегически важном регионе в ответ на наращивание группировки США после террористических актов 11 сентября 2001 года. Данный шаг может также привести к усилению китайского влияния в Средней Азии. Москву возмутила перспектива усиления американской военной мощи в зоне своего исторически сложившегося влияния, которая входила в состав Советского Союза, а Китай после распада Советского Союза в 1991 году стремится установить свое политическое и экономическое присутствие в данном регионе» — так американская «The Wall Street Journal» расценила выдвинутый правительством Узбекистана в минувшую пятницу ультиматум — США имеют шесть месяцев для того, чтобы покинуть военно-воздушную базу в районе Карши-Ханабад.

Так завершится «одна из самых деликатных глав истории после 11 сентября» и будет открыта «новая глава для страны, лидер которой перестал следовать написанному сценарию» — такое мнение высказывает британская «The Times». Но означает ли уход американцев стратегическую победу для России в своем старом советском подбрюшье или дипломатическую победу для Китая, который тоже стремится усилить свое влияние во всей Средней Азии?

По мнению газеты, едва ли. «Большая Игра», разыгрывавшаяся на всей территории этого по большей части непокоренного региона в конце 19-го столетия, велась за торговые пути, природные границы и лояльность тиранов, которые их контролировали. Если та игра была игрой с нулевой суммой, то разыгрываемый сегодня вариант 21-го столетия явно таковым не является. Соединенные Штаты ведут эту игру с целью демократизации региона и достижения успехов в борьбе против терроризма, а не ради географической сферы влияния, и у них есть альтернативные варианты для К-2.

Несмотря на то, что Россия и Китай, как вполне правильно считает Пентагон, «запугивают» бывшие среднеазиатские советские республики, Киргизстан и Таджикистан согласились на продолжение использования Соединенными Штатами своего воздушного пространства и территории. Американские (и английские) войска, разумеется, используют также авиабазу Баграм под Кабулом. \\\"Мы всегда думаем наперед, — сказал с достаточным основанием министр обороны США Дональд Рамсфелд после поездки по данному региону на прошлой неделе. — «У нас все будет в порядке».

Что еще важнее, даже привычные критики внешней политики Соединенных Штатов больше не смогут обвинять Вашингтон в соучастии в достойной сожаления деятельности г-на Каримова в сфере прав человека. Напротив, аннулирование соглашения об использовании базы К-2 было спровоцировано резким американским осуждением массового убийства узбекскими властями невооруженных гражданских лиц в Андижане в мае с.г. и поддержкой Соединенными Штатами эвакуации в Румынию на прошлой неделе беженцев, укрывавшихся в соседнем Киргизстане. Г-н Каримов требовал их возвращения.

Этот бывший член Политбюро ЦК КПСС за 14 лет с момента обретения Узбекистаном независимости погубил экономику страны и жизни бессчетных тысяч ее граждан. Новая демонстрация Китаем своей поддержки ему настолько же неблагоразумна, что и теплый прием, оказанный на прошлой неделе Роберту Мугабе. Аналогичным образом, Россия рискует повторить свои ошибки на Украине, поддерживая глубоко непопулярную фигуру в узких стратегических интересах. Когда в Ташкенте произойдет смена режима, что, в конце концов, должно случиться, рядовые узбеки не поблагодарят ни того, ни другого из своих соседей-гигантов, делает вывод «The Times».

Стоит добавить, что на днях Россия блокировала инициативу Соединенных Штатов вынести вопрос о ситуации с беженцами из Узбекистана на обсуждение Совета безопасности ООН. «Подобный вопрос не несет угрозы региональной и международной безопасности», — пояснил представитель России в СБ ООН Константин Долгов. Речь идет о нескольких тысячах человек, ставших жертвами расстрела правительственными войсками мирной демонстрации в Андижане 13–14 мая 2005г. По официальным данным, число жертв составило 176 человек, что для России, видимо, проблемой не является.

Хотя, если руководствоваться заявлениями российских официальных лиц о «западном следе» в андижанских событиях, переброске в Узбекистан талибов и прочих международных террористов-радикалов для участии в «мятеже», почему бы не воспользоваться прекрасной возможностью и не поставить все точки над \\\"i\\\", а заодно доказать, что эти заявления не являются вымышленными и голословными?

И вообще, какова нынешняя роль России в Узбекистане? Кремль поддерживает Каримова только благодаря его противостоянию США? Тогда кто еще поддерживает Каримова? Судя по визиту Рамсфелда в Таджикистан и Киргизию на прошлой неделе, лидеры этих стран объявлять бойкот США в ближайшее время не намерены. Значит, тот будет бороться в одиночку?

Прокомментировать ситуацию МиК попросил Даниила Кислова, главного редактора Интернет-издания «Фергана.ру»:

— Прогнозировать развитие ситуации пока трудно. И роль России в этом процессе, безусловно, есть, однако ее достаточно тяжело понять. Потому что, на мой взгляд, Россия, российская политика и российская элита — это вовсе не однородная вещь.

И может так показаться, что Россия оказала давление на Узбекистан или Россия помогла, может быть, Узбекистану определиться со своим антиамериканизмом. И некоторым кажется, что Россия этим антиамериканизмом пропитана тоже, потому что все эти последние метания или, скорее, игры вокруг Центральной Азии, демонстрируют, что все делается только для того, грубо говоря, чтобы навредить Америке. И также все делается только ради того, чтобы американские военные базы оттуда ушли.

И тут возникает очень много вопросов, потому что когда-то лично Владимир Путин разрешил, скажем так, Пентагону проникнуть в центрально-азиатское подбрюшье, и разместить там военные базы для борьбы с талибаном. А теперь мы вроде бы занимаем другую позицию…

Я считаю, что основная проблематика здесь, конечно, лежит в области того, что Ислам Каримов хочет на максимально долгий срок сохранить свою власть. И это единственное, что его сегодня интересует. А также это единственное, что интересует его окружение, узбекскую элиту, которая коррумпирована, развращена и не хочет никаких перемен. И особенно, больше всего, боится оранжевых революций, условно говоря. Или просто, каких-либо перемен.

И поэтому, опираясь на Россию, которая закрыла глаза на многочисленные жертвы в Андижане, на многолетние репрессии против инакомыслия, которые в Узбекистане происходят — опираясь на такую Россию, которая покрывает его грехи, Узбекистан, разумеется, вступает в жесткий конфликт с Западом вообще, и, в том числе, с теми, кого он раньше называл своим главным партнером по антитерроризму — с Америкой.

И сегодня этот конфликт основывается на том, что Запад давит, и как я думаю, будет продолжать оказывать давление на Ислама Каримова в области прав человека и в области каких-то экономических и политических реформ, которые там в последнее время не происходят.

Отличие от позиции лидеров других государств и от ситуации в других государствах Центральной Азии в Узбекистане, конечно, есть. Раньше многие считали, что Центральная Азия — это что-то такое однородное, однообразное или, по крайней мере, очень похожее. Сегодня пять республик бывшего СССР идут каждая по своему пути, и, практически, по разному пути. И Ислам Каримов, а также Узбекистан, ближе всего к тому пути, по которому идет сегодня Туркменбаши.

- Но один союзник — это мало. Россия, получается, второй союзник Узбекистана?

После Китая?

- В мире да, а на постсоветском пространстве — после Туркмении. Раскол на постсоветском пространстве углубляется и в открытую Каримова никто, кроме России, не поддерживает. Сколько он выдержит и насколько вообще крепок его режим?

Ну, на самом деле, я думаю, что режим Каримова может продержаться еще очень долго. Даже продержаться после того, как сам Ислам Каримов уйдет с политической арены по причине просто преклонного возраста. И здесь очень трудно говорить о том, какие процессы могут произойти в ближайшее время. Но однозначно лишь то, что предпосылок к каким-то оранжевым революциям и процессам, которые проходили в Грузии, Украине или даже Киргизии, в Узбекистане нет, это совершенно точно.

То есть, там нет главного — там нет политической культуры масс, там нет опыта публичной политики, там нет оппозиции, там нет гражданского общества или какого-либо общества вообще. Каждый человек занят самим собой, борьбой за выживание и боится поднять голову, и даже боится о чем-то подумать.

Поэтому, я думаю, подобный режим может просуществовать достаточно долго, если расценивать его в разрезе цивилизационных перемен и перспектив исторического характера.

- Ну, а возвращаясь к андижанским событиям, как Вы считаете, международное расследование все же удастся провести или нет?

Я думаю, что его провести, конечно, не удастся. Поскольку узбекская власть не допустит туда те международные организации, которые могли бы его провести.

Но и Западу, в целом, это не нужно. Потому что тот доклад, который сейчас готовится и будет опубликован под эгидой Департамента по правам человека Организации объединенных наций, будет базироваться на докладе ОБСЕ, который уже опубликован, на докладе «Хьюмен Райтс Вотч», который также уже опубликован, и на многочисленных данных местных жителей и журналистов, и, в том числе, беженцев, которые уже покинули территорию республики Киргизия и находятся в Европе. К ним обязательно будут допущены корреспонденты ведущих СМИ, которые будут с ними беседовать.

Расследование будет как бы заочное. И, в общем-то, там и так все уже достаточно шито белыми нитками.

Но расследовать можно и нужно, но лишь с одной целью — чтобы призвать виновных к ответу перед каким-то международным судом. А для того, чтобы понять, что там все-таки произошло, достаточно уже тех данных, которые есть.

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту